Начало начал Леонтия Скидельского.

Введение.

Мама называла его шлимозл – неудачник.
А папа: а хухим – умница.

Леонтий Скидельский
Леонтий Скидельский

Леонтий Скидельский – один из отцов промышленности Дальнего Востока, конца XIX – начала XX веков, талантливый дерзкий nредприниматель, купец провинциального городка на Западе России, ставший на самых дальних восточных рубежах Российской империи строителем железных дорог, деревообрабатывающих и цементных заводов, домов и гостиниц, осваивателем природных залежей, крупнейшим меценатом и благотворителем.

Род Скидельских начинался в городке Скидель.

Город. Скидель
Город. Скидель

Предок Леонтия, Лев (Лейба) Скидельский, жил в нем 200 лет тому назад. От него начинается родословная Скидельских.
В книге “Люди, прославившие город Скидельск.” – имя промышленника Леонтия Скидельского и его правнука, английского лорда Роберта Скидельски оф Тилтона – известного экономиста, в прошлом, советника премьер-министра Великобритании, Маргарет Тэтчер.

– В скитаньях долгих и унылых
Я прихожу к вам всякий раз.
Во мне рождает изумленье
И ваша стойкость, и терпенье.
И необычная судьба,
Судьба скитальца и раба –

Борис Слуцкий.

Евреи пришли в Гродно и в окрестные населенные пункты Лида, Смаргонь, Слоним, Волковыск в конце XII века. Они опять уходили с насиженных мест, из центра и юга Европы, на её восточные рубежи, из-за религиозного и национального гнета.

Детство. Учеба в хедере.

Леонтий (Лейба – Шимон) Соломонович Скидельский родился в г. Слоним, Гродненской губернии, в 1845году. Он был седьмым ребенком в семье.

г.Слоним
г. Слоним

Слоним тогда представлял собой обычное еврейское местечко конца XIX века.
Шепот пейсов,/ раввин в кафтане и штраймле/ в окруженье хасидов со счастливыми лицами“, – так описывала в стихах, жизнь своих земляков, Роза Ауслендер. Здесь, в еврейских местечках, рождались ремесленники, художники, ученые, писатели, философы, революционеры.

Видео о пяти знаменитых евреях

Небольшая еврейская община в городе Слоним, построила синагогу и организовала начальную школу при ней. Совсем маленький Лейба учился в ней. А ещё община купила землю для своего кладбища и создала общественную кассу для бедных и больных.
В Слониме действовали первые две ступеньки религиозной школы – хедера, где дети от 3-х до 5-ти лет, овладевали ивритской азбукой и учились чтению, а с пяти до восьми дет, учили грамматику и практиковались в каллиграфическом письме. Изучали Пятикнижие Моисеево (Тора), на древнееврейском языке, пять первых книг Танаха и Ветхого Завета: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. И учили началоТалмуда- (Свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма). Занятия в хедере начинались с восходом солнца и заканчивались после его заката.

За окошком ночь настала,
Где-то вспыхнули зарницы,
Книжка за день так устала,
Что слипаются страницы.
Засыпают понемножку
Предложенья и слова,
И на твердую обложку
Опускается глава.
Восклицательные знаки
Что-то шепчут в тишине,
И кавычки по привычке
Раскрываются во сне.
А в углу, в конце страницы,
Перенос повесил нос –
Он разлуку с третьим слогом
Очень плохо перенес.

Рената Муха

Зубрежки в школе-хедере дополнялись диспутами, в виде вопросов и ответов. А чаще без ответов. Они были философские, этические, нравственные.

На вопрос всегда вопрос —
Так еврей веками рос.
У еврея даже нос
Изогнулся, как вопрос.-

Игорь Губерман

Некоторые из этих мудростей Лейба запомнил на всю жизнь.

Какое умение самое важное? — Умение спрашивать.
Какое умение самое нужное? — Умение слушать.
Какое умение самое трудное? — Умение молчать.
Какой учитель самый лучший? — Страдание.
Какой учитель самый плохой? — Наслаждение.
Какое умение самое редкое? — Умение отдавать.
Какое умение самое лучшее? — Умение прощать.
Какой человек самый слабый? — Тот, кто считает себя самым сильным.
Какой человек самый бедный? — Тот, кто больше всего любит деньги.
Какой человек ближе к Всевышнему? – Милосердный.
Какой человек самый сильный? — Победивший самого себя.
Чем противостоять беде? — Радостью.
Чем противостоять страданию? — Терпением.
Каков признак здоровой души? — Вера.

Продолжать учебу дети ездили в Гродно

В Гродно, в старшей группе хедера, проходил обучение и Лейба Скидельский. Ребе, учитель, получал плату от родителей Скидельского.
По окончании хедера, юноша мог продолжить изучение Талмуда в синагоге (бет-мидраш), поступить в иешиву или в гимназию. Однако, для значительной части жителей штетла, образование ограничивалось учебой в хедере. Отсутствие светских дисциплин и физическое наказание, так называемых строптивых учеников (для чего существовал специальный кнут- канчик), вызывали недовольство со стороны некоторых членов общины.
Евреи, населяющие город, по природе люди деятельные, которые на всех путях нелегкой жизни, умеют и любят работать, и здесь проявили свои способности. Портные шили и ремонтировали одежду. Сапожники изготавливали обувь. Меховщики обрабатывали мех. Торговцы занимались мелким гешефтом: покупали и продавали знаменитые на всю округу пиво и вино.

Родной язык Л. Скидельского.

Молились слонимские евреи на древне-еврейском языке – лошн куйдыш (основа будущего иврита), говорили, писали, плясали и пели песни на маме лушн, то есть на идиш. Язык, единственный в мире, в котором нет слов для обозначения оружия, военной амуниции, военных маневров. В нем нет военных терминов.

Исаак Башевис -Зингер
Исаак Башевис -Зингер

Прозаик, Исаак Башевис-Зингер, лауреат Нобелевской премии по литературе, писавший на идише, в благодарственном слове,  именно это и подчеркивал. Он же сказал:
“Высшая честь, дарованная мне Шведской академией, – это признание языка идиш, языка изгнания, языка без страны и границ, не имеющего поддержки ни одного правительства в мире.”

 

Идиш, тот заветный лучик,
Что сквозь годы светит нам.
Чтоб не корчиться от боли,
Унижений и обид,
Он, как Гершл Острополер,
Балагурит и острит.
Мудростью богат и смехом..
Шуток, хохмочек – поток..
Как любил Шолом-Алейхем
Наш народный говорок.
В “мамэ-лошн” – соль и перец,
Драгоценный слиток наш.
Как его любили Перец,
Мойхер-Сфорим, Шолом Аш.
Битый, все же не убитый,
Сохраняя смак и лад,
Идиш жив не позабытый,
До поры зарытый клад.
“Тише идиш, дальше будешь”?
Нет, по-своему велик
И могуч, и неподсуден
Наш с тобой родной язык.

Михаил Хазин.

Евреи в Великую Отечественную Войну

Военных терминов еврейском языке не было.Но воевать евреи умели. Особенно, это проявилось в годы Великой Отечественной войны, 1941-1945 годов. Хотя, есть ряд данных, что к евреям часто относились предвзято, вплоть до распоряжений, поменьше награждать евреев. В литературе встречается утверждение, что в беседе с главой польского правительства в изгнании В.Сикорским, в присутствии генерала В.Андерса, польского посла С. Кута и В. Молотова, Сталин сказал: “Евреи – неполноценные солдаты… Да, евреи – плохие солдаты”
Это высказывание полностью опровергается подвигами солдат и офицеров — евреев в годы Великой отечественной войны.

“Мой товарищ, в смертельной агонии
не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит. “

Ион Деген, танкист, инвалид войны, хирург, еврей.

Из биографии И. Дегена:”После войны закончил Черновицкий мединститут. Но назначения на работу не получил. Поехал в Москву за правдой. Дали направление в Киевский институт ортопедии. Месяц отработал, а приказа о назначении и получки не было. Деген надел боевые награды и зашел к директору института. Восседавший в кресле тучный человек в вышитой сорочке ухмыльнулся: «А у меня вакансий нет и не предвидится. А вот эти ордена, я слышал, можно на базаре в Ташкенте купить“.

Не в Ташкенте, а на фронте, на год раньше Александра Матросова, 22 февраля 1942 года, закрыл грудью амбразуру вражеского дзота, Абрам Левин. Такой же подвиг совершили ещё четверо евреев. Причём, Райз Т. Х., получив 18 пулевых ранений, остался жив.
На следующий день после тарана Николая Гастелло, направил свой горящий самолёт в гущу вражеских войск , Исаак Пресайзен. Впоследствии, этот подвиг повторили Исаак Бецис, Исаак Иржак, Зиновий Левицкий, Исаак Шварцман, Илья Катунин и другие — всего 11 лётчиков-евреев. Четыре лётчика-еврея совершили воздушный таран. Командир 164-го стрелкового полка, Наум Пейсаховский, под плотным огнём противника, личным примером увлёк бойцов в атаку на здание рейхстага и получил тяжелейшее (восьмое) ранение. За этот подвиг он был представлен маршалом Жуковым к званию Героя Советского Союза. В 1961 году, Жуков назвал одним из наиболее запомнившихся ему подвигов — рядовой Ефим Дыскин в одном бою, будучи трижды раненым, уничтожил 7 танков противника.
В командовании Красной армии насчитывалось 305 евреев в звании генералов и адмиралов, 38 из них погибли в боях. По родам войск генералы распределились следующим образом: общевойсковых генералов — 92, генералов инженерно-технической службы — 34, генералов артиллерии — 33, генералов авиации — 26, генералов танковых войск — 24, генералов инженерно-авиационной службы — 18. Евреями были 9 командующих армиями и флотилиями, 8 начальников штабов фронтов, флотов, округов, 12 командиров корпусов, 64 командира дивизий различных родов войск, 52 командира танковых бригад. За годы войны число евреев-генералов, непосредственно сражавшихся на фронте, составило 132 человека.
Первый в истории войны, контрудар частей Красной Армии, произвел 23 июня 1941 года, в районе Гродно, командир 6-го механизированного корпуса генерал-майор, Михаил Хацкилевич. Маршал Жуков написал в своих воспоминаниях: “Из этого сражения не вернулся и комкор М. Г. Хацкилевич. Это был хороший командир, смелый человек“.
Командир 25-го механизированного корпуса, генерал-майор Семён Кривошеин, отличился в оборонительных боях, в июле 1941 года, в районе Могилёва. Механизированный корпус Кривошеина в шутку называли “евреизированным”: в нём служили начальником штаба корпуса, полковник Лимберг, зампотехом корпуса — полковник Лившиц, командирами двух танковых бригад, полковники Евсей Вайнруб и Абрам Темник и множество других солдат и офицеров-евреев. 15 евреев служили командирами подводных лодок, семь погибли в бою, троим было присвоено звание Героя Советского Союза.
Восемь евреев дослужились до звания генерал-полковника: Григорий Штерн, Яков Смушкевич, Владимир Колпакчи, Яков Крейзер, Давид Драгунский, Александр Цирлин, Леонтий Котляр, Лев Мехлис.
От 170 до 177 евреев получили звание Героя Советского Союза, что ставит их на 4 место после русских (7998 человек); украинцев (2021 человек) и белорусов (299 человек), примерно наравне с татарами (161 человек).

(Из Википедии).

Видео: Евреи – Герои Советского Союза в Великой Отечественной Войне.

Буйвол – символ уверенности и силы.

Беловежский зубр
Беловежский зубр

..Леонтий любил лес. В нем существует своя интересная жизнь. Деревья загадочно скрипят ветвями и мягко шелестят листьями. Птицы насвистывают неземные трели и мелодии. Звери издают свои оригинальные звуки, шагая по своим никому не изведанным тропам. С людьми они пересекаются редко. Однажды встретился Леонтий с одним из диких представителей местной фауны. Перед ним внезапно встал бык или как зовут его здесь зубр. Не очень высокий. Но горб большой. Шея короткая. Уши маленькие. Под шеей и на лбу курчавые волосы. Над головой крепкие серповидные рога. Живот подтянут. Глаза большие. Умные и беззлобные. Но в них сверкало пламя огромного любопытства и особого мужского обаяния. Тяжеловес моргнул глазами, но уступать дорогу не собирался. Леонтий залюбовался быком и тоже не двигался. Потом, он часто вспоминал своего визави. Порой невольно подражал. Упорство. Весомость. Любознательность. Это всё от него. От беловежского зубра.

Местечко века двадцатого. Связь прошлого и настоящего.

.. Мне прислал Илья Ох свою книгу ” Я – сын еврейского местечка”, где он смачно рассказывает о жизни, аналогичной в Слониме. Изданная в Нью- Йорке, книга стала бестселлером в США.
” Я родился 1 мая 1928 года, на Украине, в местечке Новополонное, Каменец – Подольской области. И был я седьмым ребенком в семье.”-, так начинает свои воспоминания автор. О ласковой и отважной маме он пишет: – ” Мама не раз спасала отцу жизнь. Первый раз, ещё до революции, когда в наших краях буйствовали черносотенцы. Один из погромщиков, ворвавшихся в наш дом, вытащил саблю, чтобы зарубить моего отца. Мама заслонила его своим телом и закричала: – Сперва заруби меня! Ошеломленный погромщик сказал: – Я ещё не бачив таку гарну бойову жидовку-. Засунул саблю в ножны и вместе с другими громилами покинул дом.”
А как ярко пишет Илья Натанович о людях, живущих в местечке. “На южной стороне Новополонного разместилась маслобойня. Там работали два еврея, всегда одетые в промасленные комбинезоны и кепки с лакированными козырьками. Они разрешали нам подолгу любоваться движением больших, шестеренчатых зубчатых колес, разглядывать приводные ремни со шкивами и потихоньку набивать карманы семечками..
Дядя Моше, наш кузнец, широкоплечий человек с густыми, почти закрывающими глаза бровями, всегда в черном кожаном фартуке. Наковальня и печь отдыхали только по ночам. Когда мы с отцом приводили к нему лошадей, он всегда просил меня подать ему что-нибудь, пока папа держал ногу лошади, а он примерял или накладывал раскаленную подкову..
В лавке дяди Янкеля, очень худого человека с длинным носом, меня поражало большое количество конфет в красивых ярких бумажках Как-то я ему сказал :- Вы такой счастливый, как никто! Вы можете есть цукерки целый день. Он рассмеялся и дал мне несколько конфет..
Однажды мама послала меня к сапожнику, дяде Срулику. Мастерская была закрыта. Я обошел дом с другой стороны и заглянул в окно. Дядя Срулик занимался сексом. Я всё же постучал в окно.Тогда дядя Срулик оторвался от своего занятия и погрозил мне кулаком..
Давно уже нет местечка, нет наших соседей, товарищей наших детских шалостей и игр. Но останутся они в памяти тех, кому суждено было остаться живым. Выжить вопреки всему. Я один из них..
Местечко, как семья, окружало нас человеческим теплом, добрым соседским отношениям, учило любить и трудиться.
Каждому человеку однажды приходится проститься с детством. У одних это происходит постепенно, у других в одночасье. Меня вырвала из детства война в течение нескольких недель
Потом: детский дом, жесточайшая эвакуация, работа подростком на военном заводе, и даже тюрьма.Такие случились обстоятельства.”

Ностальгия по родному местечку,  и сейчас в XXI веке, остается, как щемящее чувство радости и солнечного тепла.

..Я собрал некоторые рассказы очевидцев 1960-х, из небольшого города Черновцы, которые привожу ниже. И переживал вместе с ними. Я ведь тоже немного оттуда… Эта бочка с квасом и старый еврей – скрипач, сносят голову и сердце.

Черновцы - маленький Париж
Черновцы – маленький Париж

 

“Зеленая мать Буковина.
Бабочки в волосах.
Пей, говорит солнце
Красное молоко арбуза
Красное молоко кукурузы
Я сделаю его сладким.!”

Роза Ауслендер

Наталья Драпушко: В 1954 году, наш сосед – стекольщик, уезжал в Палестину. Когда я была маленькой, к нам во двор приходил старый еврей и играл на скрипке. Когда я была маленькой, по нашей улице цыгане ходили толпой. Гуцулки утром приносили домой творог и молоко.
Фрида Ивнятская: Когда я была маленькой, то у нас по улице часто маршировали солдаты, а мы бежали за ними , радовались и пытались им подражать.
Роза Эйдельман: Нам никогда не забыть наши любимые Черновцы.
Олександра Онуфраш: Я помню, проезжавшего по улице дядечку на подводе, запряженной лошадью, который собирал у жителей какой-то утиль. Уж не помню, что ему отдавала мама и наши соседи. И рассчитывался ли он и как.. Помню, что он дал мне глиняную птичку-свистульку. Она до сих пор у меня есть..
Яков Щерба: Когда я был маленьким, дворники на ул. Русской говорили на идиш. В 60-е годы, главным базаром, как его называли “барахолкой”, был базар на Русской улице,(рынок “Верхний”, напротив кирпичного завода и старого кладбища). Народ жил бедно и какие-то лишние или ненужные вещи несли туда.
Ади Фидельман: Барахолка, она же толкучка, но там были и хорошие вещи из американских и израильских посылок
Роза Григорова: До боли родные картинки, это было наше детство, юность, наши свадьбы, рождение наших детей.
Александр Безаров: Таки да! Кстати, на идиш в Черновицах не только говорили, но и пели. “Мелодия” вроде бы, записала несколько таких песен. Пьесы Шолом Алейхема ещё ставились в собственном еврейском театре. Правда, не очень долго, но зато, как они играли!
Нутца Каплеватский: Когда я был маленьким, в Черновцах не было пепси-колы!
Ганна Черняк: Когда я была маленькой, в Черновцах по улицам ездили трамваи , а не троллейбусы.
Анатолий Полищук: А еще говорили “ТУДА”, и уезжали “туда”.
Taтьяна Шкловская: Когда я была маленькой, на Кобылянской, на повороте на Лермонтова, стояла бочка с квасом. Мы с подружками покупали квас в небольшой бидончик. Черные семечки покупали у бабушки на Украинской , маленький стаканчик стоил 5 копеек, брали подстилку и делали пикник на “полянке”.
Зинаида Taрноветская: Когда я была маленькой, то уже этого не застала. Помню только милиционера в скворечнике, по Волгоградской, и как бежали бегуны во время олимпиады – я тогда в больнице “Колос” на Русской лежала  и лечила глаза у замечательного врача, Софьи Петровны.
Вера Шульга: Это была «акция» к какой-то дате. Всех таких инвалидов забрали и отвезли подальше от людских глаз в дома инвалидов, где они очень быстро умирали или заканчивали жизнь самоубийством.
Ади Фидельман: Тoт, ктo ждет, все снесет, Как бы жизнь не била..
Яков Щерба: Американские и израильские посылки были немного позже. В 60-e мало, кто получал оттуда посылки, да и продавали их только знакомым. Очень боялись накликать беду. В конце 70-x, начале 80-x, выносили на продажу уже в открытую, все что заработали непосильным трудом. В основном, фарцовку от поляков.
Aди Фидельман: Я этого не мог знать, я уехал в 1971, так что наверно мы оба правы.
Сара Гилдендерг: А кто помнит очень полного мужчину на мотоцикле?
Aркадий Плесков: Дядя толстый на мотоцикле это был Шмил.
Людмила Иванина: Я очень хорошо его помню. Он что-то привозил на склад по ул. Толстого, а я там жила и видела его каждый день.
Ирина Трифаненко: А была еще пани Мария, которая сидела возле цветочного базара на Филармонии, и всех взвешивала.
Лариса Тартаковская: На улице Котовского, когда я была маленькой, был безногий инвалид, на подставке с колесиками. Молодой. красивый, с ямочкой на подбородке. Звали Сашкой. Почему так пренебрежительно?! Инвалид войны. Просил взрослых, чтоб его убили, не хотел мучаться. Потом все инвалиды вдруг исчезли. Уже живя на свободе, прочитала, что всех их вывезли куда-то, отовсюду, не только из Черновцов. А чтоб не портили общий вид после Победы.
Наталья Микова: Когда я была маленькой, в Черновицких квартирах диван со спинкой, назывался лотербет.
Людмила Иванина: Спасибо за воспоминания. Всё так и было в точности, в пятидесятые – шестидесятые годы..

Видео: Песня ” Черновцы – маленький Париж”. Видео.

Учеба в Одессе.

Здание Одесского коммерческого училища
Здание Одесского коммерческого училища

Закончив в Гродно 4 класса гимназии, Леонтий Скидельский уезжает в Одессу и поступает в Одесское коммерческое училище имени Николая I.
Одесса с первых лет своего существования, воспринималась как город коммерческий, торговый.
Одесский портретный колорит красочно описан в романе “Хуторок в степи,” Валентина Катаева. Там и популярный градоначальник Толмачев, и сумасшедший Марьяшес, и городской голова Пеликан, прославившийся тем, что украл из городского театра люстру, и редактор-издатель Ратур-Рутер, которого часто били в общественных местах за клевету в печати, и Кочубей— владелец крупнейшего в городе мороженого заведения, где каждый год, летом происходили массовые отравления, и бравый старик, генерал Радецкий – герой Плевны.

Одесское коммерческое училище

Одесское коммерческое училище имени Николая I – третье в России, после петербургского и московского коммерческого училищ. В 1851 г. одесское купечество составило акт об учреждении в Одессе, на средства купечества, высшего в крае специального коммерческого училища.
14 ноября 1861 года, в Царском Селе, император написал на только что разработанном уставе: “Утверждаю, в виде опыта на пять лет”
Устав предписывал, что приёму подлежат молодые люди всякого звания и вероисповедания, не моложе 14-ти лет и не старше 18-ти лет, которые представят свидетельства об окончании с успехом, курса первых 4-х классов гимназии, или выдержат определенный для поступления в училище экзамен.
Всего должно было быть 200 учеников. Первый учебный год начался в 1861 году. Училище временно размещалось в здании Ришельевского лицея на Дерибасовской улице и состояло из классных комнат, лабораторий и спортзала. В 1877 г. оно переехало в собственное трехэтажное здание на улицу Преображенская.
В Одесском коммерческом училище имени Николая I, как и в других коммерческих училищах России, еврейская квота равнялась проценту бюджета школы, поставляемому еврейским купечеством Одессы, то есть, фактически, национальной процентной квоты не существовало. В то время, государственные гимназии, подчинявшиеся Министерству Просвещения, имели еврейскую квоту – 10 % в черте оседлости, 5 % за её пределами и 3 % для обеих столиц. Училище принимало детей всех сословий – дворян,  чиновников, купцов, почетных граждан, мещан, крестьян и иностранно-подданных; и всех вероисповеданий – православных, католиков, протестантов, иудеев.
Царское правительство вынуждено было проводить толерантную политику к национальным меньшинствам, в том числе и к евреям. Оно понимало, что российскому государству, чтоб идти в ногу с Европой, надо иметь своих предпринимателей, обученных коммерческому делу.
Коммерческое образование давало именно те знания, которые стали особенно необходимыми, в наступивший период стремительного развития торгово-промышленных предприятий.
В программу 6-летнего обучения входили: закон Божий, языки: русский, французский, немецкий, английский, математика: арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия, коммерческая арифметика, общие дисциплины: ботаника, зоология, минералогия с геологией, физика, химия, органическая химия, география, коммерческая география и статистика, история всеобщая, рисование, чистописание, специальные предметы: политическая экономия, законоведение, товароведение, коммерция, бухгалтерия, коммерческая корреспонденция. В училище, будущие коммерсанты получали и эстетическое воспитание. Действовали и пользовались огромным успехом хор мальчиков, оркестры симфонический и щипковых инструментов, драматический кружок. Ученические вечера, любительские спектакли, выступления хора и оркестра устраивались охотно и часто. Руководившие этим педагоги проявляли подлинный энтузиазм.
Ректор училища, Роберт Васильевич Орбинский, собрав деньги по подписным листам среди выпускников, учредил «Общество бывших воспитанников Одесского коммерческого училища». Л.Скидельский стал членом этого общества. Он всегда с благодарностью вспоминал свою “альма матер” и приезжал на все её юбилейные даты. Всех своих четырех сыновей, Леонтий Скидельский, отправил учиться в это коммерческое училище.
18 апреля 1887 года, отмечали 25-летие училища и директор, П.А. Искра, сочинил по этому случаю кантату. Её исполнял хор учеников всех выпусков и учителей. Она заканчивалась словами:

Служить мы ей будем, служить мы ей рады:
Вы в школе, а мы, там, где очень нужны;
Но лучшей для нас нам не надо награды,
Как благо родимой страны!

Михаил Ружанский