Искусство не стареть. Часть 2. Как проявляется сенсорно ‑ моторная амнезия.

Искусство не стареть. Как вернуть гибкость и здоровье

 

Глава 6. Атрофия: роль постепенной капитуляции

Нет совета более предательского, чем этот: «Теперь, когда вы стареете, вы должны немного сбавить ход». Это — путь, ведущий прямо к поражению. Это просто смертоносный совет.
Он является частью традиционного мифа о старении. Этот совет исходит из ложного представления о том, что увеличение возраста обозначает уменьшение физической активности. Однако народная мудрость может быть глубоко ошибочной. В этом случае она лишает людей именно того благополучия, которое стремится сохранить.
Правда заключается совсем в другом. Если вы хотите написать мудрое изречение на стене, то напишите следующее: «Работа обеспечивает сохранность механизма», или, иными словами — «Функция сохраняет структуру». Другое популярное изречение гласит: «Если ты не используешь что‑либо, то ты это потеряешь». Это изречение правильно с точки зрения анатомии, физиологии и неврологии. Например, если не использовать систематически наши кости для того, чтобы выдерживать наш вес и не подвергаться воздействию внешних сил, то кости размягчаются. Если наши мышцы не работают регулярно, то они слабеют. Если наши мозговые клетки активно не работают, то они также выходят из строя в той или иной степени.
Это ослабление наших способностей происходит постепенно и вначале незаметно. Причиной этого является не сам возраст, а возрастное ослабление активности.
Те, кто спокойно примиряются с постепенной утратой жизненных функций, находятся в плену самообмана. Они просто сдают позиции без боя. Для большинства людей возрастные изменения обязательно обозначают упадок и ухудшение. Это совершенно неправильно.
Созревание — это процесс обучения, во время которого происходит накопление функций, необходимых для нормальной жизни. Но, к сожалению, потом мы утрачиваем многие из этих функций. Смешно, что многие люди жалуются на поломки своих автомобилей или холодильников, обвиняя производителей в плохом качестве изделий. Но эти же люди не понимают, что сами виноваты во многих «поломках» их же собственного организма, который им дан природой.
К сожалению, даже в традиционном американском самосознании проскальзывает мысль о том, что, достигнув блаженства, можно больше ничего не предпринимать. Представим себе человека в купальном костюме, который лежит в бассейне и не двигается. Конечно, можно себе представить, что это человек, отдыхающий в состоянии полного блаженства. Но ведь так же выглядит и мертвое тело.
Став взрослыми, мы не делаем многое из того, что делали в детстве. Дети бегают, а мы, взрослые, ходим. Дети бегают по лестнице, мы же пользуемся лифтом. Дети продираются между кустами, мы обходим кусты. Дети стоят на голове, мы спокойно сидим. Дети катаются по земле, мы предпочитаем лежать на мягком. Дети прыгают, мы пожимаем плечами. Дети весело смеются. Мы сдержанно улыбаемся. Дети восторженны, мы осторожны. Дети хотят веселиться, мы хотим жить спокойно и в безопасности.
Короче говоря, для взрослого добиться успеха в жизни — это значит перестать вести себя, как ребенок. Но такое понимание состояния взрослого человека подразумевает следующий неизбежный результат. Как только мы перестаем выполнять определенные действия, мы утрачиваем способность действовать. Мы теряем соответствующие функции, потому что наш головной мозг (очень чувствительный орган) как бы приспосабливается к потере активности. Если некоторые наши действия перестают быть частью нашего обычного поведения, то наш мозг просто «вычеркивает» их.
Практически ежедневное осознание того, как происходят эти действия, утрачивается. Это и есть сенсорно‑моторная амнезия.
Физиологические и анатомические исследования старения и физической активности
Мы знаем теперь, что когда человек становится старше, то физическая активность становится более, а не менее необходимой. Пэлмор, исследовав в течение 10 лет 268 человек в возрасте старше 60 лет, пришел к выводу, что тяжесть и частота заболеваний у этих людей были связаны больше с отсутствием физической активности, чем с такими широко известными факторами, как курение и избыточный вес. Те, кто не были физически активны, в два с половиной раза чаще проводили, по крайней мере две недели, в условиях постельного режима из‑за болезни, чем те, которые были активны физически.
Во время этого же исследования Пэлмор установил и другой важный факт. Неактивные физически в четыре раза чаще предъявляли жалобы на состояние здоровья, чем активные. Больше того, продолжительность жизни среди физически активных была больше. Таким образом, уменьшая нашу физическую активность, мы уменьшаем шансы на здоровье и долголетие.
Другие исследования дают еще больше сведений о благоприятном действии регулярной физической активности. В Лос‑Анджелесе, в геронтологическом центре, Де Фрис установил, что хорошо спланированная программа физических упражнений способствует улучшению состояния сердечно‑сосудистой системы. Деятельность улучшается, артериальное давление снижается, нервное напряжение уменьшается, что ведет к дальнейшему снижению артериального давления. Уменьшается содержание жира в тканях. Это приводит к уменьшению вероятности инфаркта.
«Журнал геронтологии» сообщил о результатах специального обучения, которое проводили у группы людей со средним возрастом 70 лет. У них наблюдалось уменьшение стрессов в сосудистой системе. Это проявлялось в виде уменьшения частоты пульса во время нагрузки, снижения систолического артериального давления и уменьшения содержания производных молочной кислоты. Авторы, проводившие этот эксперимент, отметили увеличение предела переносимых нагрузок у 70‑летних на 76%. Аналогичные данные были получены и другими авторами и опубликованы в «Журнале геронтологии», журнале Американского гериатрического общества и т. д.




Английский исследователь Басси пишет: «Ясно, что тренировка может улучшить физическое состояние и увеличить возможности пожилых». Он призывает к более активному образу жизни. Это подразумевает более активный стиль жизни, чем тот, который обычно ведут после ухода на пенсию.
В Америке, Англии и в России было выполнено много подобных исследований. Российские ученые установили, что человек сохраняет способность к активной деятельности и адаптации до тех пор, пока он получает соответствующие нагрузки, на которые нужно реагировать. В этом случае определяются благоприятные реакции надпочечников. Улучшаются биохимические показатели крови, углеводный обмен, состояние дыхательной, сердечно‑сосудистой и нервной систем.
По данным Смита и Реддена, у пожилых людей физические упражнения уменьшают потерю костного вещества и стимулируют костеобразование. Это очень важное наблюдение. Дело в том, что страх переломов, особенно бедра, заставляет пожилых людей двигаться медленно и осторожно. Однако безопасность из‑за этого в действительности уменьшается, оборот, уменьшение потери костного вещества в результате физических упражнений снижает риск переломов.
Эриксон установил, что физическая активность предотвращает наступление тугоподвижности суставов. Таким образом, очевидно, что даже не принимая в расчет сенсорно‑моторную амнезию, можно утверждать, что как функция, так и структура человеческого тела нарушаются при отсутствии регулярной физической активности.
Неврологические исследования старения и роли в ней головного мозга
Из загадки Сфинкса видно, что именно потеря способности управлять физической активностью легла в основу мифа о старении. Мы впервые сталкиваемся с нарушением движений уже на середине жизни. Движения замедляются, уменьшаются силы, нарушается координация движений.
На протяжении почти столетия этому факту давали объяснение на основе неврологии. В девяностые годы прошлой века Ходж подсчитал количество нервных клеток (нейронов) в головном мозге молодых и пожилых людей. Он пришел к выводу, что число клеток в старости уменьшается, они изнашиваются одна за другой. В конце концов остаются лишь те из них, которые необходимы для поддержания основных жизненных функций.
Это неправильно. К сожалению, последние исследования не исправили эту информацию. Она все еще встречается в книгах и в статьях. Утверждают, что вскоре после периода детства головной мозг начинает терять нервные клетки, и это продолжается до конца жизни. Такая информация приводит нас к грустному убеждению, что каждый день нашей жизни уносит тысячи мозговых клеток, из‑за чего мы теряем умственные и физические способности.
В конце концов, однако, выяснили, что подсчитать количество нервных клеток в головном мозге, как это сделал Ходж, на самом деле невозможно. Даже современные методы, включая компьютерную технологию, не позволяют решить эту задачу.
Книга «Старение двигательной системы» содержит основные материалы о старении и о роли головного мозга в этом процессе. В книге указывается, что четкие доказательства о потере нервных клеток с возрастом отсутствуют.
Наоборот, там утверждается, что эта потеря не является неизбежной или обязательной.
В этой же книге рассматривается вопрос о старении скелетных мышц у млекопитающих. В этом разделе Ларе Ларссон описывает различные уровни, на которых старение воздействует на мышечную функцию. Сюда относятся головной мозг, двигательные нервные клетки, которые передают импульсы от головного мозга к мышцам, и, наконец, сами мышцы. Автор считает, что в основе потери двигательной активности в пожилом возрасте лежит уменьшение активности нервных импульсов вследствие недостаточного использования мышц и возникающей из‑за этого потери двигательных клеток. Суть проблемы — это неспособность головного мозга посылать нервные импульсы. Таким образом, Ларссон фактически упоминает о сенсорно‑моторной амнезии.
К счастью, сенсорно‑моторную амнезию можно исправить. В книге «Старение двигательной системы» рассматриваются три способа борьбы с сенсорно‑моторной амнезией: применение лекарств; переобучение, направленное на изменение поведения; и сохранение физической дееспособности. Авторы этой книги считают, что лечение с помощью лекарств имеет некоторые перспективы, а переобучение также может сыграть положительную роль. Однако, по их мнению, сохранение физической дееспособности — это самый дешевый и безопасный метод, позволяющий предотвратить ухудшение двигательных и психических функций.
В заключение я хочу отметить следующее. Большинство наиболее авторитетных научных источников непосредственно указывает на то, что составляет основу моей книги, а именно многие из проблем физического порядка, которые стараются объяснить пожилым возрастом, в действительности являются нарушением функции, возникшим из‑за неиспользования физических возможностей. Я называю это явление сенсорно‑моторной амнезией. Она является временным состоянием, которое можно предотвратить или исправить путем использования обоснованной неврологически программы упражнений. Соматические упражнения, составляющие эту программу, представлены в части III этой книги.

К началу страницы

Глава 7. Мышечные рефлексы стресса

Ганс Селье является одной из основных фигур в медицине двадцатого столетия. Именно его работы по эндокринологии привели к созданию современной концепции стресса и к признанию того факта, что имеются «болезни адаптации».
Описание синдрома общей адаптации, данное Г. Селье, возможно, является наиболее важным событием в современной медицине со времени выяснения роли микробов как возбудителей заболеваний или разработки антибактериальных средств. Исключительное значение исследований Г. Селье состоит в том, что он ввел в медицину понятие «соматический». Он установил, что психологические факторы не менее важны для здоровья человека, чем физиологические. С точки зрения соматики, важно, как мы рассматриваем сами себя «изнутри». Благодаря этому различие между разумом и телом стирается.
Если мы ориентируемся на наши внутренние ощущения, то не чувствуем «тело» как таковое. Мы ощущаем лишь активные процессы, происходящие в этом теле.
Работы Г. Селье значительно расширили границы медицинских исследований. Они показали, насколько важно то, что мы можем сделать внутри нас, чтобы устранить последствия стресса и восстановить контроль над событиями. Этот упор на ответственность перед собой является основой соматической теории.
Традиционная медицина делает акцент на внешнем подходе. Иными словами, она изучает то, что могут сделать другие, чтобы улучшить состояние вашего здоровья. Г. Селье, соглашаясь с этой концепцией, тем не менее расширил границы медицинской науки, сосредоточив внимание на способности самоконтролю. Эта соматическая концепция не противоречит современной медицине, а дополняет ее, что может быть выражено следующим образом.
Жизнь — это в основном процесс адаптации к существующим обстоятельствам. Происходит вечный обмен между живым и неживым.
Секрет здоровья и счастья состоит в том, чтобы приспособиться к вечно меняющимся условиям на нашей планете. Наказанием за отсутствие такой адаптации являются болезни и несчастья.
Но в дополнение к этой общей эволюции жизни существует и другой тип эволюции, который происходит в каждом человеке на протяжении всей его жизни, от рождения и до смерти. Это — адаптация к стрессам и к напряжению повседневного существования. Благодаря постоянному взаимодействию душевных и физических реакций человек может влиять на второй тип эволюции в значительной мере. Этого можно достичь, если понимать механизм этих реакций и иметь достаточно силы воли.
Эта точка зрения, высказанная Г. Селье, удивительным образом совпадает с моими взглядами. С медицинской точки зрения, стресс (по Г. Селье) — «это ни добро, ни зло. Это просто неспецифическая реакция тела на любое воздействие.
Жить — это значит непрерывно подвергаться воздействиям окружающей среды. Наша способность реагировать на требования, предъявляемые окружающей средой, и определяет качество нашей жизни. Вы видите, что говорить о стрессе — значит говорить о сущности жизни. Это значит говорить о том, как мы повседневно справляемся с жизненными нуждами. Это значит, также, что стресс это часть сущности старения. Наша способность реагировать на требования действительности и определяет то, каким образом мы стареем. Так называемые болезни старения в действительности являются болезнями адаптации. Мы можем воздействовать на процесс старения, если у нас достаточно силы воли.
Работы Г. Селье показали, каким образом стресс воздействует на эндокринную систему. Селье выделил несколько фаз реакции человеческого организма на стресс: реакция тревоги, реакция сопротивления, реакция истощения.
Почти каждое событие может вызвать реакцию тревоги. Eе могут вызвать такие различные события, как бег на большое расстояние, бессонница, яростный спор или выход из темного помещения на яркий свет.
Во всех случаях необходима защитная реакция эндокринной системы. Примером этого, в частности, является стимуляция надпочечников. Выработка адреналина и норадреналина пробуждает и мобилизует биологические ресурсы организма для того, чтобы противостоять стрессу. Обычно реакция на стресс этим и ограничивается. Однако, если период сопротивления продолжается слишком долго, то резервные возможности организма угнетаются. Далее наступает их истощение. Затем может произойти настоящий срыв.
Синдром общей адаптации неизбежен. Этот вполне нормальный процесс был описан Г. Селье в более чем тридцати книгах. Его исследования были в основном сосредоточены на железах внутренней секреции, только в общем касаясь вопроса о воздействии стресса на нервно‑мышечную систему. Он отметил, что под влиянием стресса неизбежно возникает усиленное сокращение мышц, и рекомендовал использовав для борьбы с этим сокращением различные методы расслабления мышц. Однако он не рассматривает детально изменения, происходящие в нервно‑мышечной системе.
В течение 12 лет я преподаю соматику. Я хорошо изучил влияние стресса на нервно‑мышечную систему. Результаты моих наблюдений я излагаю в следующих двух главах. Они дополняют работы Г. Селье. Он описывал, в частности, биохимические аспекты стресса. Однако, изучая в деталях реакции на стресс, мы сконцентрировали внимание на измениях чувствительности и двигательной функции. Это менее важно, чем изучение биохимических изменений.
Я установил, что нервно‑мышечная система дает два основных типа реакции на стресс, возникающих в области центра тяжести человеческого тела. Эти два типа реакций отличаются друг от друга потому, что они вызваны двумя различными формами стресса. Г. Селье называл их «дистресс» и «эустресс».
Адаптация нервно‑мышечной системы к длительному отрицательному стрессу (дистресс) происходит в основном в области передней поверхности тела. Адаптация нервно‑мыщечной системы к длительному положительному стрессу (эустресс) происходит в области задней поверхности туловища.
Для удобства мы будем именовать первый тип реакции (реакции ухода) рефлексом «красного света». Второй тип реакции, проявляющийся в виде определенных действий, мы будем называть рефлексом «зеленого света». Рефлекс «красного света» будет обсуждаться в следующей главе. Рефлекс «зеленого света» будет рассмотрен в главе 9. Другой рефлекс, отличающийся от вышеупомянутых, рефлекс «травмы», будет описан в главе 11.

К началу страницы

Глава 8. Рефлекс «красного света»

Брюшные мышцы и реакция устранения
Удивительно, что единичный рефлекс, возникающий в нижерасположенных отделах головного мозга, может вызвать много различных изменений, связанных со старением. Это очень важно, поскольку понимание сути этих изменении помогает нам распознать суть самого старения и научиться бороться с ним.
Жены часто говорят: «Я должна растить троих детей, следить за хозяйством, обслуживать мужа. Неудивительно, что я так выбиваюсь из сил». Мужья говорят: «Если вы хотите знать, что это такое — обеспечить жену и троих детей, обеспечивать ведение хозяйства, то взгляните на мои морщины». И мужья, и жены страдают от одного и того же древнего рефлекса.
Часто можно услышать и другие разговоры:
«У меня появляется горб, шея искривляется, голова наклонена вперед. Я выгляжу совсем как старушка, как моя старенькая тетя. Не можете ли вы мне помочь?» Это проявление того же древнего рефлекса, исходящего из нижних отделов головного мозга.
«Помогите мне что‑нибудь сделать с моими плечами. Они постоянно опускаются. Раньше у меня была такая развитая грудная клетка. Теперь она стала плоской». Это результ все той же реакции.
«Мне еще нет 60 лет, а я уже стою, наклонившись вперед. Когда я вижу пожилого человека, опирающегося на палку, мне кажется, что это — я». Это тоже результат рефлекса «красного света».
«Я не могу больше нормально дышать. Я не могу нормально подниматься по лестнице. Я должен при этом останавливаться каждую минуту, чтобы передохнуть. Что же случилось со мной? Может быть, мои легкие сморщились?» Это тоже рефлекс «красного света».
«Раньше я был очень активным. Каждый день я выходил на прогулку. Теперь все у меня болит, особенно колени и бедра. Наиболее сильные боли у меня по утрам». Это тоже проявление реакции устранения.
В течение многих десятилетий неврологи были как будто бы зачарованы этим рефлексом, который распространен во всем животном мире. Его иногда называют «реакцией испуга» или «реакцией бегства», так как он помогает животному избегать опасности. Это — примитивный рефлекс выживания. Этот рефлекс осуществляется в центральной нервной системе с помощью «гигантских» нервных волокон, обеспечивающих быструю передачу импульсов. Это — быстрая двигательная реакция, дающая возможность любому существу избежать опасности.
Если вы дотрагиваетесь до морского анемона, то его щупальца быстро сокращаются, уходя от раздражающего прикосновения. Такую же реакцию дает обычный дождевой червь, когда до него дотрагиваются. Муха срывается с места и улетает, когда ваша рука приближается к ней. Ее «порог опасности» очень высок.
Все млекопитающие обладают способностью к реакции ухода. Даже у сложноорганизованных животных этот рефлекс протекает быстро. Особенно быстро реакция ухода протекает у наиболее сложноорганизованного существа — у человека. Например, если идущая по улице женщина слышит громкий и резкий выхлоп автомобиля, то происходит следующее. В течение 14 миллисекунд жевательные мышцы сокращаются. Далее в течение 20 миллисекунд сокращаются мышцы ее глаз и бровей. Но еще до того, как ее глаза закрываются, ее плечевые и шейные мышцы (трапециевидные) получают нервный импульс, длящийся 25 миллисекунд и вызывающий сокращение. При этом плечи поднимаются, а голова наклоняется вперед. На 60 миллисекунд ее руки сгибаются в локтях и ладони поворачиваются внутрь (рис. 15). Дальнейшие нервные импульсы, направляясь вниз, вызывают сокращение брюшных мышц. Туловище выдвигается вперед, грудная клетка при этом опускается, и происходит задержка дыхания. Немедленно после этого ее колени сгибаются и поворачиваются внутрь. Поворот внутрь происходит и в голеностопных суставах. Мышцы напрягаются. Все это и составляет рефлекс «красного света», в основе рефлекса — уход от опасности. Тело как бы сгибается и свертывается, подобно младенцу в утробе матери. Этот каскад нервных импульсов начинается в области лица, далее спускается на шею, затем распространяется на руки и, наконец, на ноги. Почему этот процесс идет в направлении сверху вниз? Потому что импульсы возникают в нижних отделах ствола головного мозга и раньше всего доходят до мышц головы. Для того, чтобы достигнуть мышц, расположенных в других частях тела, требуется больше времени.

Эта реакция ухода, характерная для всех представителей лира животных, возникает в более древних и примитивных отделах головного мозга, в частности в сетчато‑спинномозговом (ретикулоспинальном) тракте. Она начинается от передней части мозга и от сетчатого образования. Таким образом, механизм этого рефлекса находится под контролем переднего мозга, в котором вырабатываются сознательные, произвольные действия.
Реакция ухода является не только более примитивной, чем наши произвольные действия, но она происходит гораздо быстрее, чем они, и возникает раньше, чем мы сознательно ее ощущаем, и прежде, чем мы можем ее подавить. Это — наш примитивный защитник. Смысл ее может быть сформулирован так: «Сперва уйди, а подумай об этом потом». Выживание требует немедленной реакции. Мы не можем позволить себе роскошь размышлять о том, в какой мере внезапная угроза действительно опасна.
По мере того, как рефлекс «красного света» быстро распространяется от головы к ногам, он вызывает сокращения мышц именно в тех областях, которые были упомянуты в начале главы, в частности вызывая уплощение грудной клетки, боль в коленях и задержку дыхания. Лоб при этом сморщивается, туловище наклоняется вперед, шея сгибается. Так как все эти изменения возникают и при старении, то вызывает Удивление тот факт, что они могут быть вызваны единичным рефлексом из нижних отделов головного мозга.
Учитывая известные и хорошо изученные проявления реакции ухода, мы можем сделать два важных замечания: 1) существуют специфические реакции нервно‑мышечной системы на стрессы и 2) истинная причина соответствующих изменений, вызванных в нашем теле, неправильно принимался за «старение». Такого заболевания, как старение, в действительности нет.
Нарушения функции, вызванные реакцией ухода
Рефлекс «красного света» является реакцией на отрицательные стрессы. Это — защитная реакция на угрожающие ситуации. Сюда относятся и смутные предчувствия, и реальные тревоги, и явные опасности. Реакция ухода — это основная нервно‑мышечная реакция на стресс. Точно так же синдром общей адаптации Г. Селье — это основная реакция наших желез. Очень важно, что реакция ухода — это защитная реакция на отрицательные стрессы.
Например, когда беспокойство провоцирует эту реакцию, то мышцы глаз и лба сокращаются. Кожа при этом сморщивается. Если мы беспокоимся в течение достаточно длительного периода, то кожа становится постоянно морщинистой.
Когда чувство тревоги заставляет шейные мышцы сгибаться, лицо перемещается вперед. Мышцы в нижней части шеи (вокруг седьмого шейного позвонка) сильно сокращаются, чтобы поддерживать эти соотношения. Чем чаще это происходит, тем сильнее развиваются мышцы и жировая ткань вокруг седьмого шейного позвонка, образуя нечто вроде горба на этом уровне.
То же самое происходит и с плечами, задняя поверхность которых соединяется с шеей с помощью трапециевидной мышцы. Когда отрицательные ситуации вызывают у нас тревогу, плечи движутся вверх и вперед. Если человек беспокоится, то у него обязательно сокращаются мышцы плечевого пояса. Вот почему у людей, которые хронически беспокоятся, часто отмечается болезненность в области шеи и плеч. Если тревожные настроения в течение длительное времени охватывают человека в молодом возрасте, то уже молодости у него развивается сутулость. По степени опускания плеч и выраженности сокращения мышц шеи можно судить о выраженности и длительности симптомов тревоги и беспокойства. У подростков, у которых эти настроения встречаются очень часто, сутулость также наблюдается очень часто.
Таким образом, не «возраст» вызывает эти изменения, а отрицательные стрессы. Чем больше они выражены и чем дольше длятся, тем больше проявляется воздействие рефлекса «красного света». Не «возраст» вызывает сутулость и поверхностное дыхание. Они вызваны накоплением реакций на отрицательные стрессы. Есть очень много факторов, вызывающих стрессы. К ним относятся и такие повседневные факторы, как необходимость заботиться о семье и детях, оплачивать налоги и счета, решать другие многочисленные проблемы. Все это может привести к тому, что мы начинаем старо выглядеть, становимся сутулыми, не можем подниматься по лестнице без одышки и сердцебиения и т. д.
Сутулость и поверхностное дыхание обычно сочетаются. И то, и другое вызывается сокращением брюшных мышц. Прямая мышца живота — это длинная мышца, которая располагается между грудной клеткой до лобковой кости. Когда она сокращается, то верхняя часть грудной клетки движется вперед и книзу, а лобковая кость — вперед и кверху. Туловище таким образом сгибается, как у плода в чреве матери.
Сокращение брюшных мышц не только тянет вниз грудную клетку; оно тянет вниз и все содержимое брюшной полости, создавая давление на внутренние органы. Это значит, что когда диафрагма, расположенная между грудной клеткой и брюшной полостью, сокращается во время вдоха и перемещается вниз в направлении брюшной полости, то дыхание как бы прерывается. Такое действие диафрагмы, похожее на действие насоса, необходимо для создания разрежения в грудной полости для того, чтобы в легкие поступал воздух. Но если подвергаемые давлению внутренние органы мешают этому движению вниз, то разрежение не создается, и появляется недостаточность дыхания.
Когда мы начинаем понимать, каким образом сокращение мышц, вызываемое рефлексом «красного света», вызывает нарушение функций, то мы начинаем смотреть по‑другому на некоторые «болезни пожилого возраста». Сокращение грудных мышц не только вызывает поверхностное дыхание, но оно также создает и другие проблемы. Давление на внутренние органы нарушает все их функции. Например, когда поднимается давление жидкости в мочевом пузыре мочеиспускательный канал автоматически сокращается. При этом возникает позыв к мочеиспусканию. Но если брюшные мышцы сокращены, то они вызывают сжатие мочевого пузыря. Давление в нем увеличивается, и при этом создается ложное ощущение полного мочевого пузыря. «Частое мочеиспускание» — типичная жалоба пожилых людей. Обычно она является результатом рефлекса «красного света», ставшего привычным. То же сокращение брюшных мышц нарушает пищеварение и дефекацию. Запор и хроническое сокращение мышц желудка часто сочетаются.
Имеются и вторичные результаты реакции ухода. Если не понять их механизм и не разобраться в том, каким образом реакция ухода вызывает нарушение функции дыхательной и пищеварительной системы, то можно прийти к ошибочному выводу, что нарушение — это обычная «медицинская проблема», связанная с дегенеративными изменениями внутренних органов. Однако часто причина нарушений функции кроется в ином. Вот почему нарушения могут исчезнуть, если научиться управлять нервно‑мышечным рефлексом, который их вызывает.
Боли в ногах, в частности в коленях, типичны для пожилых людей. Тщательное наблюдение показало, что они начинали ходить со слегка согнутыми коленями. Таким образом, способность воспринимать статическую нагрузку, вызванную весом тела, утрачивалась. Мышцы бедра при этом находились в состоянии хронического утомления и становились болезненными. Кроме того, в области, расположенной под надколенником (коленной чашечкой) и сзади от коленного сустава, то есть там, где прикрепляются сухожилия крупных мышц, возникает болезненность, а иногда может развиться воспалительный процесс. Хирургическое вмешательство, выполняемое в этих случаях с применением артроскопии, как правило, оказывается безуспешным. Успех в этих случаях может быть достигнут лишь путем преодоления peфлекса «красного света». Только тогда функция нижних конечностей полностью восстанавливается.
Можно привести и много других примеров нарушения функции. Все они приводят к сокращению различных групп мышц, которые, возникнув при реакции ухода, становятся привычными. Эти нарушения функции не являются заболеваниями, типичными для общепринятой медицины. Их надо рассматривать как «болезни адаптации», согласно терминологии Г. Селье. Я полностью согласен с Г. Селье. Этих заболеваний не было бы, если бы у людей была способность приспосабливаться к стрессам с помощью разумного использования соматических упражнений. В этих случаях наши мышцы смогли бы вырваться из‑под контроля нижерасположенных отделов головного мозга и вернуться под контроль коры больших полушарий. Тогда вернулась бы способность произвольно управлять этими мышцами.
Каким образом реакция ухода становится привычной для нашего тела
Привыкание — это простейшая форма обучения. Оно возникает благодаря постоянному повторению реакции. Когда реакция возникает снова и снова, то происходит своего рода «обучение» на бессознательном уровне. Привыкание — это медленный непрерывный процесс адаптации, который постепенно развивается в центральной нервной системе.
Когда у вас постепенно развиваются нарушения осанки, характерные для реакции ухода, вы подсознательно ориентируетесь на ту осанку, которая, благодаря привыканию, «запечатлелась» в вашей нервно‑мышечной системе. Человек, который стоит, сутулясь, как пожилой человек, постепенно привыкает к этому. Здесь нет ни срыва, ни дегенерации каких‑либо структур.
Эти изменения вызваны нарушением адаптации нервно‑мышечной системы.
Очень важно понять это. Если у человека действительно нарушены какие‑либо структуры, а не функции, то мы мало что можем для него сделать. Мы можем лишь предложить ему палку или какую‑нибудь форму опоры. Но если человек сутулится то это — дурная привычка, которая выработалась в результате постоянного повторения определенных рефлексов. И эта дурная привычка может быть исправлена. Можно вновь обучить такого человека произвольно управлять своими мышцами. Раньше он обладал этими навыками, но потом разучился и забыл их.
Большое количество научных исследований было посвящено вопросу о привыкании млекопитающих к реакции ухода. Центральная нервная система у всех млекопитающих, включая людей, построена по одному и тому же принципу. Это в большой степени облегчало исследования. Результаты этих исследований показывают, каким образом рефлекс «красного света» накладывает отпечаток на осанку человека.
Млекопитающие сильно отличаются от других животных по способу выработки рефлексов. У низших животных рефлексы протекают по принципу «все или ничего», без каких‑либо градаций или оттенков. У людей и других млекопитающих рефлексы имеют уровни — от низких до очень высоких. Этот широкий диапазон реакций может быть изучен и откалиброван путем измерения степени сокращения мышц, происходящего во время рефлекторных реакций.
Они зависят от ряда факторов, характерных для человеческого организма. Прежде всего, степень выраженности реакций зависит от тех отделов головного мозга, которые лежат выше его ствола. Эти отделы могут изменять первоначальную реакцию. Первый из факторов, вступающих в действие, — это ожидание. Описанию этого фактора в данной книге посвящена целая глава. Ожидание может либо ослабить, либо усилить реакцию ухода. Например, у лабораторных животных, испытывающих страх, реакция на отрицательные внешние воздействия гораздо сильнее.
Это явление широко известно. Если детям рассказывают страшную историю, а в этот момент кто‑то издает за их спиной резкий звук, то они отвечают на это сильной двигательной реакцией. Все театральные режиссеры и кинорежиссеры хорошо знают, что эффект ожидания в ходе спектакля или фильма сильно воздействует на публику. У зрителей после такого нагнетания эмоций и внезапных событий на сцене отмечается сокращение брюшных мышц. Люди в таких случаях вскакивают, иногда непроизвольно вскрикивают.
В противоположность этим реакциям, протекающим на высоком уровне, у людей могут возникать реакции и на более низких уровнях. Такие реакции можно распознать только с помощью специальных аппаратов, измеряющих электрическую активность мышцы при сокращении (электромиограмма). Заслуживают интереса научные работы, выполненные в Канаде, которые показывают, что у людей, решающих трудные задачи, напряжение, определяемое с помощью электромиографии, возрастает при страхе неудачи. Когда задача решена, то электромиографические показатели возвращаются к нормальным уровням. По данным одного из экспериментов, электромиографические показатели были получены при исследовании мышц лба, очень чувствительных к рефлексу «красного света». В это время испытуемым рассказывали захватывающую детективную историю. По ходу рассказа напряжение мышц возрастало. После того, как сюжет достигал кульминации и в опасной ситуации наступала развязка, напряжение уменьшалось, возвращаясь к первоначальному уровню.
Следует, однако, отметить некоторые важные исключения. Если историю внезапно прерывали на середине, то развившееся в мышцах напряжение сохранялось в течение нескольких часов. Канадские исследователи пришли к выводу, что такая реакция присуща всем людям. Напряжение, возникающее при выполнении трудной задачи и сопровождающееся страхом неудачи, не уменьшается после выполнения задачи, если у человека нет ощущения, что задача выполнена. Если же в конце опыта экспериментатор хвалил испытуемого, то напряжение в мышцах падало. Однако, если экспериментатор критиковал испытуемого, то напряжение сохранялось. Его называют «остаточным напряжением».
В соответствии с результатами исследований, выполненных канадскими учеными, стало ясно, что нервно‑мышечная система человека обладает способностью адаптироваться к более высоким уровням напряжения в мышцах при реакции ухода. Очевидно, что если чувство напряжения и страха существовало раньше, то реакция испуга возникает быстрее.
В одном из опытов больных, находившихся в состоянии сильной тревоги, сравнивали с людьми, находившимися в нормальном состоянии. И тех, и других подвергали внезапному воздействию громкого звука. Электромиография показывала, что еще до начала эксперимента мышцы больных были сокращены больше, чем мышцы людей из контрольной группы. Сразу же после воздействия сильного звука значительные различия в реакции между сравниваемыми группами не прослеживались. Такие различия появлялись позже. Мышцы людей, находившихся в нормальном состоянии, возвращались к первоначальному состоянию через полсекунды после резкого звукового сигнала. У людей, бывших в состоянии тревоги, мышечное напряжение не только оставалось, но и продолжало увеличиваться.
К сожалению, жить в развитом обществе — это значит жить под воздействием отрицательных стрессов. Тревога и беспокойство господствуют в индустриальном обществе. Каждый сталкивается с нерешенными проблемами и живет как бы «подвешенном» состоянии. Каждый живет, испытывая страхи, сменяющиеся новыми страхами. Каждый испытывает тревогу: тревогу за жизнь, тревогу за семью, тревогу за материальное благополучие, тревогу за свое положение в обществе, тревогу за безопасность жилища, за безопасность страны, за безопасность человечества в целом. Наши начальники и работодатели, наши поставщики, банки, кредитные компании, налоговая инспекция, а также газеты, телевидение — все они служат источниками нашей тревоги и беспокойства. Наши опасения постепенно накапливаются, усиливая привычное сокращение мышц в области челюстей глаз, бровей, шеи, плеч, рук, груди, живота и ног.
Сокращение брюшных мышц вызывает и две другие проблемы: импотенцию и геморрой. Хроническое сокращение мышц, оттягивающих грудную клетку вниз, по направлений к тазу, распространяется и на мышцы различных отделов таза, а также на промежность. Это сокращение также происходит из‑за увеличения давления в брюшной полости, которое действует на мышцы в области мочеиспускательное канала и заднего прохода. Это хроническое сокращение мышц возникает и вокруг сосудов, снабжающих кровью половой член и клитор, вследствие чего нарушаются их кровоснабжение и иннервация. Отсутствие нормального кровоснабжения препятствует эрекции.
Импотенция часто встречается среди людей с хроническим сокращением мышц живота и промежности. У этих же людей отмечается поверхностное дыхание. Все они переживают различного рода опасения. Создается впечатление, что это чисто психологическая проблема. На самом деле это не так. Эта проблема связана с потерей контроля над мышечными рефлексами. Сенсорно‑моторная амнезия часто лежит в основе импотенции; она обычно наблюдается у пожилых. Но ее следует рассматривать как привычку, а не как «дегенеративные» изменения, связанные с возрастом. А любую привычку, как известно, можно поломать.
Хроническое сокращение мышц живота и промежности приводит к сокращению мышц заднего прохода. Это ведет к нарушению дефекации. Увеличение давления в прямой кишке способствует образованию геморроя. Совет старых медиков «напрягайся во время дефекации» не приносит пользы, поскольку дефекация не может осуществляться без повышения внутрибрюшного давления. Однако решить эту проблему можно проще: путем ослабления мышечного напряжения в области заднего прохода и промежности. Фактически — это ослабление рефлекса «красного света». Невозможно, однако, ослабить только часть рефлекса. Необходимо ослабить его в целом. Хирургические, а также механические вмешательства в области заднего прохода не приводят к достижению желаемой цели, поскольку проблема связана с нарушением функции, а не структуры. Неэффективно и применение лекарственных препаратов. Сокращение мышц в области заднего прохода не является единственной причиной образования геморроя. Причиной является рефлекс «красного света» в целом. Освобождение от рефлекса красного света» не только снимает сокращение мышц заднего прохода, но также усиливает потенцию, углубляет дыхание, усиливает сердечную деятельность и т. д.
Влияние реакции ухода на дыхание и на работу сердца
Как было отмечено раньше, проблемам стресса и его воздействия на организм было уделено огромное внимание. Однако роль нервно‑мышечной системы при этом мало изучена. Реакция ухода — сильная мышечная реакция на стресс. Важной особенностью этой реакции является угнетение дыхания. Сердечно‑сосудистые заболевания в настоящее время представляют собой главнейшую проблему медицины. Удивительно, что воздействию стресса на дыхание почти не уделялось какого‑либо внимания. Это — большое упущение, так как, в сущности, сердце и легкие действуют как единый орган.
Венозная кровь, которая входит в правые камеры сердца, протекает через ткань легкого, где она фильтруется и обогащается кислородом. После этого она поступает в левые камеры сердца. Правая сторона сердца соединяется с левой стороной через легочные сосуды. Влияние дыхания на функцию сердца очевидно. Невозможно кашлянуть, вздохнуть или задержать дыхание без немедленных изменений функционирования венечных артерий. Однако эти вопросы не получили достаточного отражения в научных исследованиях. Причина этого — незнание связи между стрессом и нервно‑мышечными реакциями. Если бы Г. Селье и другие исследователи знали о такой связи, то они уделили бы ей больше внимания.
У людей, которые не попадают под воздействие рефлекса «красного света», брюшные мышцы относительно расслаблены. Они способны к диафрагмальному дыханию. Во время вдоха живот у них растягивается вперед и в стороны. Этот тип глубокого дыхания оказывает следующее действие на функцию сердца:
1) уменьшается частота сердечных сокращений;
2) увеличивается сердечный выброс;
3) снижается систолическое артериальное давление;
4) усиливается воздействие на сердечно‑сосудистую систему со стороны парасимпатического отдела вегетативной нервной системы;
5) на частоту сердечных сокращений начинает воздействовать дыхательная синусовая аритмия.
Пункт 5 наиболее широко известен. Респираторная (дыхательная) синусовая аритмия связана с изменением частоты сердечных сокращений в зависимости от фазы дыхания. Частота сердечных сокращений увеличивается во время вдоха и уменьшается во время выдоха.
Это чередование является признаком того, что парасимпатический отдел вегетативной нервной системы преобладает над симпатическим отделом. Частота дыхания при таком ритме составляет 6 дыхательных циклов в минуту.
Пять вышеперечисленных пунктов характеризуют сердечно‑сосудистую систему, которая не находится в состоянии стресса. Дыхательная синусовая аритмия с чередованием подъема и уменьшения давления и с меняющейся скоростью кровотока способствует как бы массажу стенок сосудов. Поэтому стенки сосудов дольше сохраняют эластичность.
Наличие дыхательной синусовой аритмии является признаком хорошего состояния венечных артерий. Ее отсутствие свидетельствует об их заболевании. Известно, что с возрастом ее выраженность ослабевает.
Что же приходит на ее место? Более постоянная, не меняющаяся частота сердечных сокращений. Увеличивается частота дыхания. Какое психофизиологическое состояние является прямым признаком нездоровья? Стресс и поверхностное дыхание, возникающие при напряжении брюшных мышц, вызванном реакцией ухода. При повторении этой реакции и накоплении привычных рефлексов в процессе старения дыхание становится более поверхностным и частым. Такое состояние называется гипервентиляцией.
153 больных с инфарктом миокарда были обследованы в Миннеаполисе, в больнице Святого Павла. Эти больные подверглись обследованию для того, чтобы определить, какой тип дыхания у них преобладает — диафрагмальный или грудной. У всех этих больных отмечалось напряжение брюшных мышц. Ответ был потрясающе четкий: у всех 153 больных был грудной тип дыхания.
Гипервентиляция представляет собой тип дыхания, характеризующийся увеличением вентиляции легких. Она обычно сочетается с болями в грудной клетке, расстройством ритма сердечных сокращений и сужением артерий, вызывающим ишемию. Она встречается у людей с высоким риском ишемической болезни сердца, а также непосредственно связана с гипертонической болезнью, не имеющей установленных органических причин. Так, согласно данным одного из исследований, у 95% гипертоников не были обнаружены изменения в почках, которые считаются одним из частых причин этого заболевания. До сих пор не было уделено внимания гипервентиляции как причине гипертонии. Именно рефлекс «красного света», типичный для жителей промышленно развитых стран, вызывает поверхностное дыхание, приводящее к гипервентиляции. Известны следующие типы воздействия гипервентиляции на сердце:
1) увеличение частоты сердечных сокращений;
2) увеличение сердечного выброса;
3) подавление дыхательной синусовой аритмии и замена ее более постоянным ритмом сердечных сокращений;
4) потеря парасимпатической системой контроля над деятельностью сердца и замена его контролем со стороны симпатической системы;
5) уменьшение содержания углекислого газа, снижение артериального давления, сдвиги в кислотно‑основном равновесии, сжатие кровеносных сосудов головного мозга и кожи.
Дэйферс и Гроссман изучили эти вопросы наиболее тщательно. Они пришли к следующему заключению: «Наш анализ показал, что существует ряд интересных способов, позволяющих уменьшить риск сердечных осложнений. Должно проводиться специальное лечение, направленное на замедление дыхания и увеличение его глубины. Таким образом, можно изменить тип дыхания и добиться относительно стабильных результатов. Такое лечение может снизить риск осложнений со стороны венечных сосудов».
Соматические упражнения, направленные на преодоление воздействий рефлекса «красного света», как раз и являются таким лечением. Они позволяют избавиться от тревоги и дышать так, как следует дышать здоровым людям.

К началу страницы

Глава 9. Рефлекс «зеленого света»

Мышцы спины и ответная реакция
Люди всегда удивляются, когда узнают, что совершают поступки, о которых они сами даже не подозревают. Взрослые всегда уверены в том, что они осознают все, что делают. Если кто‑то не осознает свои поступки, то это считается признаком либо некомпетентности, либо безответственности. Тем не менее, мы часто совершаем такие поступки. Одно из таких действий — реакция ухода, проявляющаяся и в том, что мышцы живота, плеч и шеи сокращаются. Это составляет часть рефлекса «красного света». Существует, однако, и другой тип реакции. При этой реакции, которая также происходит постоянно, мы не уходим, а мы действуем. Это — рефлекс «зеленого света».
Рефлекс «зеленого света» крайне необходим в любом индустриально развитом обществе. Он играет важную роль в развитии экономики и является составной частью жизни в двадцатом столетии, такой же, как будильники, календари, кофе, торговые агенты, жесткие сроки. Все эти факторы способствуют возникновению и закреплению этого глубоко укоренившегося рефлекса.
В нашем обществе 80% взрослых жалуются на боли в спине. По‑видимому, успехи в технологии способствуют этому. Элемент иронии: в современном обществе все усилия направлены на облегчение физического труда. Следует отметить также, что медицина двадцатого века добилась больше успехов в увеличении продолжительности жизни. В то же время, медицина оказалась удивительно бессильной в борьбе с массовым явлением наших дней — хроническими болями в голове, шее, плечах, спине и ягодицах. Эти боли, как эпидемия, поразили почти всех взрослых. Медицина не может распознать истинную причину этих болей. Как сказал один из крупных специалистов по этому вопросу, боли в нижней части спины остаются загадкой современного общества и одной из наиболее крупных проблем современной медицины. Это — наиболее частая причина, побуждающая людей обращаться за медицинской помощью, и вместе с тем наиболее частая причина потерь рабочего времени. Именно эта причина приводит к огромным затратам на страхование и медицинское обслуживание.
Как же объяснить тот факт, что такое болезненное, столь широко распространенное патологическое состояние так мало изучено? Почему не разработаны эффективные методы его лечения? Почему предпринятые до сих пор усилия оказались такими неудачными? Оказалось, что и многие из врачей, занимающихся лечением болей в спине, сами их испытывают.
Ответ на эти вопросы заключается в факте, который мы уже упоминали. Мы часто совершаем поступки, которые влекут за собой большие последствия. Однако часто мы даже не осознаем, что совершаем эти поступки. Целый ряд таких поступков совершается бессознательно. Многие исследователи бывают крайне удивлены, узнав о том, что неосознанными действиями мы можем причинить боль самим себе. С первого взгляда это можно рассматривать как проявление некомпетентности и безответственности. В действительности, суть проблемы лежит глубже. Мы еще не решили ее, потому что до сих пор не поняли ее. Решение спрятано где‑то в глубине нашего сознания, а точнее — в подсознании, вне контроля коры больших полушарий головного мозга.
Решение проблемы нужно искать в нижних отделах головного мозга. В основе ее лежит рефлекс, бессознательный и невидимый, как воздух, которым мы дышим. Функция этого рефлекса — готовить нас к активным действиям. Так как мы живем в мире, где программа таких действий является необходимой составной частью жизни, то рефлекс постоянно включается, и, в конце концов, становится привычным.
Если не понять рефлекторную суть болей в спине, то это явление останется неразгаданным. Проанализировать боли в спине, исходя из стандартных положений, по словам Кэйе, — безнадежная задача. Термин «синдром» ни о чем не говорит. Все используемые в различных публикациях термины оказались неудачными, так же как и многочисленные попытки создать схемы для классификации и лечения. В качестве примера, можно вспомнить такие термины, как «пояснично‑крестцовое напряжение», «нестабильность позвоночника», «болезнь поясничных дисков», «грушевидный синдром», «напряжение связок в подвздошно‑поясничной области», «боли в квадратной мышце спины», «миофасциит», «стеноз позвоночника», «дегенеративная болезнь дисков» и т. д.
Большому количеству диагнозов соответствует и большое число попыток лечения. Применяли эпидуральное введение стероидных гормонов, мануальную терапию, электрокаутеризацию, химиотерапию и, кроме того, обычно принятые физические упражнения, растяжение и т. д.
Другими словами, это уподоблялось стрельбе во всех направлениях, без видимой цели. Столкнувшись с такой неразрешимой проблемой, медики еще больше запутали ее, дав ей ложное толкование. В течение длительного времени они поддерживали миф о том, что боли в спине являются естественными и неизбежными.
Один из сторонников такого объяснения, явно абсурдного и антинаучного, утверждал, что причиной болей в нижней части спины является переход от передвижения на четырех конечностях к передвижению на двух конечностях. Вина, таким образом, возлагается на Бога и на процесс эволюции. Но в действительности, такое объяснение не только абсурдно, но и просто глупо. Позвоночник человека — это прекрасно сконструированный механизм. Его центр тяжести расположен настолько высоко, насколько это возможно. Этим обеспечивается максимальная подвижность при минимальной затрате энергии. Вертикальное расположение позвоночника позволяет человеку ходить. Это — уникальное достижение эволюции, наряду с формированием человеческой кисти головного мозга. Миф о «неизбежности» болей в спине так же вводит в заблуждение, как и миф о «старении». На самом же деле, в том и другом случае, речь идет о функциональных нарушениях. Эти нарушения могут быть исправлены.
Реакция Ландау и ответственность взрослых
В течение первого года жизни совершается важное событие. Это «открытие» мышц спины. И в первый же момент этого события включается рефлекс «зеленого света». Ощущения, которые при этом возникают, сохраняются на всю жизнь.
При рождении ребенок — беспомощное существо, совершающее множество движений, направленных на то, чтобы держаться как можно ближе к матери. Он не может держать голову, не может сидеть. Функция мышц в течение первых недель жизни неодинакова: мышцы передней стороны туловища находятся в активном состоянии. Мышцы задней стороны не активны. Они как бы все еще находятся в состоянии сна.
Но это продолжается не очень долго. Вскоре после третьего месяца возникают удивительные изменения. Ребенок постепенно приучается поднимать и держать голову. Ребенок, лежа на животе, поднимает голову так, что лицо располагается вертикально, а рот — горизонтально. Он приобретает ощущение равновесия головы и ощущение горизонта. Это очень важно именно для человека. Когда голова поднята и ориентирована по отношению к земной поверхности, то ребенок начинает постепенно овладевать элементами ходьбы и стояния. Процесс обучения этим функциям, генетически запрограммированный, идет очень активно. Ребенок становится способным сокращать мышцы шеи. Он, однако, все еще не может так же сокращать мышцы спины. Однако, постепенно, в течение нескольких месяцев, он начинает выгибать спину. Но это еще не все. Ребенок, кроме того, приобретает способность поднимать и выпрямлять руки и ноги. На этой стадии возникает новая реакция — реакция Ландау (рис. 16, а). Если ладонь взрослого располагается под грудью ребенка, лежащего на животе, и поднимается, то ребенок не только поднимает голову, но также выгибает спину и вытягивает ноги. Приходят в действие мышцы, обеспечивающие стояние и ходьбу. Это и есть реакция Ландау — очень важная стадия развития. Если она отсутствует в возрасте б месяцев (рис. 16, б), то это признак серьезного заболевания, например, церебрального паралича. Но если развитие идет нормально, то после шести месяцев ребенок может лежа на животе осуществлять плавательные движения, поднимая голову и двигая руками и ногами.

Реакция Ландау показывает, что ребенок может сделать и нечто более значительное, чем плавательные движения. Когда он выгибает спину, распрямляя колени, то может отталкиваться от пола и выдвигать голову вперед. Иначе говоря, он может перемещаться в пространстве. Здесь в полной мере раскрывается рефлекс «зеленого света». До этого ребенок был, как растение, прикованное к одному месту. Но сейчас он может не только двигаться вперед, к цели, но и выбирать цель, активно используя мышцы спины и вытягивая ноги.
Именно сокращение мышц в нижней части спины вводит в действие реакцию Ландау. Когда мышцы спины, соединяющие заднюю часть таза с позвонками, сокращаются, то ребенок получает возможность двигаться кверху и вперед. Но это сокращение поясничных мышц сопровождается одновременным сокращением мышц шеи, плеч, ягодиц, бедер. Это тоже часть реакции Ландау, которая необходима для поддержания вертикального положения тела при стоянии и ходьбе.
Рефлекс «зеленого света» противоположен рефлексу «красного света». Оба они основаны на работе мышц и на функции приспособления. При рефлексе «красного света» сокращаются передние мышцы‑сгибатели, наклоняя тело вперед. При рефлексе «зеленого света» сокращаются задние мышцы‑разгибатели, поднимая и выгибая спину в противоположном направлении. Приспособительная (адаптационная) функция рефлекса «красного света» является защитной. Рефлекс «зеленого света» носит утверждающий характер. В его основе лежит действие. Он тоже является приспособительным. Рефлекс «красного света» заставляет нас остановиться. Рефлекс «зеленого света» побуждает нас идти. Оба рефлекса одинаково необходимы для нашего чувства благополучия.
Активация обоих рефлексов требует затраты энергии. Вспоминая слова Г. Селье о том, что стресс является ответом, как на благоприятные, так и на неблагоприятные воздействия, можно сказать, что оба рефлекса связаны со стрессом. Если рефлекс «красного света» соответствует отрицательному стрессу, то рефлекс «зеленого света» — положительному. Начиная с шестого месяца жизни, реакция Ландау постоянно усиливается. Скоро ребенок уже может переворачиваться со спины на живот и обратно. Девочки могут сидеть, сохраняя равновесие, уже в восемь месяцев. В девять месяцев они уже могут ползать на четвереньках. В десять месяцев диапазон их движений еще больше возрастает. Они уже могут ходить, держась руками и опираясь на различные предметы. В дальнейшем они начинают ходить свободно, и прогулки становятся средством познания мира.
Начиная с детства и на протяжении всего подросткового периода люди проявляют исключительно высокую активность. Ответная реакция запускается вновь и вновь в период контактов с окружающим миром. Рефлекс «зеленого света», локализующийся в нижней части спины, лежит в основе подсознательной подготовки к любому возможному действию. Основная мотивировка действий детей — это познание окружающего мира. Их активность обычно имеет спонтанный и радостный характер. Но когда они вырастают, то находят другую причину для своей активности. Дети начинают понимать, что есть вещи, которые они «должны сделать». Они должны выполнять домашнюю работу, должны мыться, должны ходить в школу. Они должны выполнять все больше действий, не носящих спонтанный характер. Они учатся тому, как стать взрослыми людьми, ответственными за свои поступки.
Взрослые должны уметь жить и заботиться о себе, независимо от того, хотят они этого или нет. Рефлекс «зеленого света» все еще запущен, но он быстро исчезает. Мышцы спины продолжают часто вступать в действие. Чем большая ответственность выпадает на долю данного человека, тем чаще у него включаются реакции, связанные с сокращением мышц спины. Мы должны признать, что стрессовая ситуация, связанная со старением, в действительности начинается рано, обычно в подростковом возрасте. Роль взрослых людей в различных странах неодинакова. В промышленно развитых обществах двадцатого века жизнь взрослых людей полна стрессов. Часы, календари, нормы, различные распродажи, многочисленные чашки кофе — все это составные части жизни взрослых. В результате развиваются стрессы. Их специфическое действие проявляется в виде сокращения мышц спины.
В нашем обществе большинство людей начинают «стареть» очень рано. Современные технологические средства позволяют нам жить долго. Но они же вынуждают нас проводить эти годы в состоянии дискомфорта и утомления. Индустриальное общество заполнено энергией рефлекса «зеленого света», который включается непрерывно. Постепенно, вызванные рефлексом сокращения мышц спины становятся привычными. Реакция становится настолько постоянной, что мы перестаем ее замечать. Она становится автоматической, а затем как бы увядает. Это — проявление сенсорно‑моторной амнезии. И когда она возникает, мы уже не можем контролировать рефлекс «зеленого света». Мы ощущаем утомление, болезненность и боль в затылке, шее, плечах, верхней части спины, нижней части спины, и в ягодицах.

К началу страницы

Глава 10. Результат нервно‑мышечных стрессов

«Стариковская» осанка и «черная метка»
Наше исследование типов мышечных рефлексов, вызванных стрессом, привело к следующему фундаментальному выводу. Существует два основных типа рефлексов, вызываемых стрессом. Оба они лежат в основе целого ряда функциональных нарушений, развивающихся с возрастом.
Рефлекс «красного света» и рефлекс «зеленого света» (рис. 17 и 18) — это основные приспособительные рефлексы, глубоко укоренившиеся в центральной нервной системе. Точная оценка роли этих двух важных рефлексов позволяет лучше понять реакции на стресс, впервые описанные Г. Селье. Мы можем понять теперь, почему качественная сторона событий, случившихся в течение прожитых лет, больше значит для нашего благополучия, чем количество прожитых нами лет.
* Рефлекс «красного света» действует на мускулатуру с головы до ног, вызывая следующие движения: глаза закрываются, челюстно‑лицевые мышцы напрягаются, шея отклоняется вперед, плечи поднимаются, локти сгибаются, кулаки сжимаются, грудная клетка становится ее плоской, мышцы живота и диафрагма напрягаются, дыхание задерживается, сокращаются мышцы промежности, сокращаются малые ягодичные мышцы, происходит поворот бедер внутрь, колени сгибаются, стопы поворачиваются внутрь. Обратная связь, осуществляемая через ощущения, представляет собой основное чувство рефлекса «красного света» — страх.

Рефлекс «зеленого света» действует на мускулатуру с головы до ног, вызывая следующие движения: глаза открываются, мышцы лица и жевательные мышцы расслабляются, шея отклоняется назад, плечи опускаются, локти выпрямляются, ладони разжимаются, грудная клетка поднимается, брюшные мышцы удлиняются, диафрагма расслабляется, дыхание становится свободнее, мышцы промежности, включая сжиматели мочеиспускательного канала и заднего прохода, расслабляются, сокращение средних ягодичных мышц поворачивает бедра наружу, происходит отведение бедер, сокращение разгибателей бедра вызывает переразгибание коленей, разгибание и вращение стоп. Обратная связь всех этих движений представляет собой субъективное чувство, лежащее в основе рефлекса «зеленого света», — чувство усилия.
Эти два рефлекса необходимы для выживания как человечества в целом, так и отдельных людей. Они защищают нас от опасности и двигают нас к цели. Они так же необходимы для жизни, как воздух и питание.
Типичные проблемы старения связаны с реакцией ухода и реакцией действия. Сравнивая эти два мышечных рефлекса (см. рис. 17 и 18), можно увидеть, что они влекут нас в противоположных направлениях. Их функции также противоположны. Они сводятся к обеспечению защиты и подвижности. Эти реакции по своему характеру полностью соматические. Они захватывают не только мышечную, но и центральную нервную системы и ориентированы как на уход (отрицательная реакция), так и на действие (положительная реакция). Если мы будем рассматривать эти реакции чисто объективно, то увидим в их основе только движение мышц. Однако в субъективном аспекте происходит нечто большее. Это движение мышц сопровождается особыми ощущениями.
При этом возникает рефлекс, распространяющийся на мышцы всего тела. Почти каждая мышца имеет свой «противовес» с противоположной стороны. Например, если мы сокращаем двуглавую мышцу, чтобы согнуть руку, то трехглавая разгибательная мышца, являющаяся антагонистом двуглавой, автоматически расслабляется. Таким образом, при рефлексе «красного света» мускулатура передней поверхности тела сокращается. В это время мышцы‑антагонисты на задней поверхности тела расслабляются и удлиняются. Это значит, что в действии участвуют мышцы всего тела.
Но это идеальное равновесие между сокращением и расслаблением не всегда приходит с годами. По мере того, как молодые люди становятся старше, различные опасные ситуации, или ситуации, вызывающие необходимость действия, вызывают многократно рефлексы «красного света» и «зеленого света». По мере того, как результаты этих действий накапливаются, каждый из этих типов рефлекса становится обычным. Вначале это привыкание невелико, но потом сокращения мышц становятся более выраженными. Постепенно рефлексы «красного света» и «зеленого света» начинают мешать друг другу. В то время как одни мышцы сокращены полностью, другие мышцы полностью сократиться не могут.
Это результат нервно‑мышечного стресса, состояние мышечной неподвижности, вызванное постепенным накоплением хронических мышечных сокращений.
Старческая осанка является результатом суммирования двух противоположных рефлексов (рис. 19, а, б, в). Это — хорошо известная осанка, характерная для миллионов пожилых людей, показывающая, как два взаимодействующих рефлекса становятся привычными и действуют в какой‑то мере по принципу компромисса. Мощное сокращение мышц спины при рефлексе «зеленого света» изгибает шею и нижнюю часть спины. Но такое же мощное сокращение мышц живота и плеч при рефлексе «красного света» перемещает туловище вперед, вызывает сутулость и выдвигает голову вперед.
Все три типа осанки представлены на этих рисунках в наиболее выраженном виде, так что их легко можно узнать.


В действительности человеческое тело очень разнообразно по форме и состоянию мускулатуры. Поэтому осанки встречаются в различных сочетаниях. Иногда преобладает рефлекс «красного света», и тогда проявляется старческая сутулость. Иногда преобладает рефлекс «зеленого света». При этом увеличивается изгиб нижней части позвоночника, грудной клетки и шеи (рис. 20). Каковы бы ни были сочетания, состязание между двумя рефлексами постепенно нарушает форму тела и искажает осанку, придавая ей «старческий» характер. Хотя это чаще происходит в пожилом возрасте, причиной все же является не старение, а накопление привычных реакций на нервно‑мышечный стресс. Различного рода патологические изменения, возникающие в результате этих процессов, описаны в следующих разделах.
1. Скованные и ограниченные движения . По мере взаимодействия рефлексов «красного» и «зеленого света» кости становятся как бы «пленниками» собственной мускулатуры. Как было отмечено раньше, мышцы вокруг центра тяжести тела являются местом, где сосредоточивается действие обоих рефлексов. Когда они тянут одновременно таз и бедра по направлению к туловищу, а туловище и плечевой пояс вниз по направлению к тазу, то все движения становятся ограниченными. Свободное вращательное движение между тазом и туловищем становится затрудненным и ограниченным. Это автоматически ведет к нарушению походки. Таз не раскачивается, и руки теряют способность двигаться в направлении, противоположном движению таза. Вместо того, чтобы правая рука двигалась бы вперед одновременно с левой ногой (рис. 21, а), она начинает двигаться вперед одновременно с правой ногой. Туловище становится тугоподвижным, как бы застывшим, фиксированным (рис. 21, б).

Ограничиваются движения рук, ног, головы. Становится трудно повернуть голову, например, оглянуться и посмотреть назад, когда вы паркуете машину. Плечевой пояс идет книзу, не давая возможности рукам тянуться и поворачиваться. Женщины с трудом надевают свои наручные украшения. Затрудняются вращательные движения в коленных суставах. Становится трудно танцевать, трудно сохранять равновесие. Появляется страх падения. Этот страх еще больше затрудняет движения.
2. Хроническая боль . Хроническое сокращение мышц вызывает в них хронические боли. Они становятся болезненными. Поскольку реакция Ландау пускается в ход при рефлексе «зелёного света», то неприятные ощущения в нижней части позвоночника и в области таза варьируют от слабой боли до выраженной боли. Это зависит от степени выраженности стресса. Кроме того, ограничение подвижности в плечевых и тазобедренных суставах вызывает различной степени дискомфорт. Это сказывается при профессиональной нагрузке. У машинисток, например, будет болеть шея и появятся боли в плечах. У почтовых работников будут боли в ягодицах и бедрах. Когда старческая осанка очень выражена, то все тело становится тугоподвижным, и возникают боли в конечностях. Например, боли в плечевых, локтевых и коленных суставах врачи часто принимают за артрит, ущемление нервов и т. д.
3. Хроническая усталость. Из‑за того, что взаимодействующие рефлексы влияют на всю мускулатуру, теряется много энергии. Пожилые люди обычно жалуются на то, что они всегда устают. Они обычно просят: «Придайте мне энергию». Но дело вовсе не в том, что у этих людей нет энергии. Их проблема состоит в том, что непроизвольно и бессознательно они постоянно затрачивают большое количество энергии. Хроническое сокращение мышц не прерывается даже во сне. Когда они просыпаются утром, то чувствуют не только боли в мышцах, но также и усталость. Некоторые так устают, что должны опять лечь через час или два. Другие ощущают не усталость, а слабость. В медицинской терминологии слово «слабый» часто употребляется по отношению к пожилым людям. Это неверно. Если бы врачи потрудились ощупать мышцы этих больных, то они почувствовали бы их непроизвольное, резко выраженное сокращение. Иногда это сокращение даже вызывает увеличение размеров и силы мышц.
4. Хроническое поверхностное дыхание. Старческая осанка, вызванная сочетанием реакций ухода и действия, способствует сокращению мышц грудной клетки как спереди, так и сзади. Это вызывает поверхностное дыхание и гипервентиляцию со всеми отрицательными последствиями для сердечно‑сосудистой системы. Результатов этого может быть депрессия и нарушение умственной деятельности.
5. Отрицательное отношение к самому себе . Когда люди достигают того этапа жизни, когда: 1) они не могут делать то, что они делали раньше; 2) они всегда испытывают боль; 3) они всегда чувствуют усталость и нехватку энергии; 4) поступление в их организм кислорода ограничено, — они обычно начинают отрицательно относиться к самим себе. Это может произойти, если они, несмотря на все усилия, не могут восстановить утраченные способности. Тогда им говорят: «Это неизбежное воздействие старения». При таком обороте событий могут быть катастрофические последствия. Это происходит по соматическому закону, согласно которому вы получаете то, чего вы ожидаете (см. главу 12).
6. Хроническое высокое артериальное давление. Основной причиной смерти в старости является атеросклероз, именуемый также «затвердеванием артерий». Это состояние лежит в основе сердечно‑сосудистых заболеваний, включая инсульты и разрыв аневризм. Согласно научной концепции, именно высокое артериальное давление в сочетании с «затвердеванием» артерий, ограничивающих кровоток, является причиной этих осложнений. Считается, что генетически запрограммированный биологический процесс лежит в их основе. Другими словами, согласно современным медицинским представлениям, артериосклероз и гипертония являются «неизбежным» следствием старения.
Однако вполне возможно, что это не так, по крайней мере, по двум причинам, одну из которых я уже упоминал в разделе, посвященном рефлексу «красного света». Когда рефлекс «красного света» ограничивает дыхание и вызывает его учащение, он также угнетает сердечный ритм. Это выражается в двух явлениях: 1) симпатическая нервная система начинает господствовать над деятельностью сердечно‑сосудистой системы; 2) артериальное давление перестает нормально колебаться, причем стенки сосудов перестают быть эластичными и теряют способность к адаптации при переменах артериального давления.
Второй причиной пересмотра сложившихся взглядов на неизбежность артериосклероза является известное представление о статическом сокращении мышц, так называемом изометрическом сокращении. Мышцы могут действовать двояко: статически и динамически. Когда вы выжимаете сок из апельсина, пальцы сжимаются вокруг апельсина. Это движение пальцев — динамическое сокращение. Когда вы сжимаете бейсбольный мяч, то пальцы не движутся вместе с поверхностью мяча при сжатии — это статическое сокращение, при котором пальцы не движутся, но выполняют усилие.
Статическое сокращение мышц — это то, что происходит при изометрическом сокращении. Эти упражнения стали популярны благодаря программе, разработанной Чарльзом Атласом. Это сокращение групп мышц, расположенных отдельно друг от друга. Например, при сжимании ладоней удается вызвать сокращение мышц грудной клетки. Ладони при этом не движутся, но мышцы сокращаются.
Однако эти упражнения имеют отрицательную сторону. Они вызывают повышение артериального давления.
Для нормального сердца этот вид упражнений является стрессом. В то время как динамические упражнения, при которых сердечный выброс увеличивается, не вызывают увеличения среднего артериального давления, во время изометрического упражнения оно драматически возрастает. Это приводит к большому увеличению нагрузки на сердце. Хорошо известно, что изометрическое сокращение может поднимать артериальное давление на 50%. Опасности, которые представляет собой статическое мышечное сокращение, относятся не только к сердцу. Они также связаны с риском инсульта и разрыва аневризмы. Петрофски, который посвятил целый том обзору исследований в данной области пришел к выводу, что изометрическое упражнение опасно для пожилых гипертоников.
Если мы подумаем о совместном действии рефлексов «красного света» и «зеленого света» на старческую осанку, об их статически противоположных сокращениях, то мы сразу же осознаем опасность старческой осанки. Две основные группы мышц тела противостоят друг другу в непроизвольном изометрическом сокращении. Это вызывает хроническое повышение артериального давления. Как было указано выше, гипертонический артериосклероз является основой заболеваний сердечно‑сосудистой системы. Он встречается очень часто у людей с высоким артериальным давлением. Учитывая эти факторы, мы поймем причину гипертонического артериосклероза. Это — старческая осанка, возникшая на почве ставших привычными рефлексов «красного» и «зеленого света». Если эти рефлексы действуют довольно часто и достаточно сильно, то они становятся привычными, уходят из‑под произвольного контроля. Начинается сенсорно‑моторная амнезия. Такой человек получает своего рода «черную метку».
Эти шесть видов патологических состояний являются результатом нервно‑мышечных стрессов и первоначально нормальных рефлексов, которые не причиняют никакого вреда, пока мы не потеряем способность их замечать. Они тогда становятся бессознательными и привычными. Эти шесть видов патологических состояний не являются неизбежными. Я полагаю, что считать пожилой возраст болезнью — ужасно. Также ужасно считать, что долгая жизнь неизбежно связана с болезнями. Эти шесть видов не включают так называемый синдром старения. Это значит, что они являются признаками и симптомами другого патологического процесса, с которым можно бороться.
Люди — это не самые беспомощные существа. Мы можем избежать или ликвидировать последствия двух типов нервно‑мышечных реакций на стресс. Мы не можем избежать самих реакций, поскольку они запрограммированы в наших генах. Мы можем их осознать. Мы не можем избежать ситуаций, ведущих к их появлению. Мы можем, однако, управлять нашими реакциями. У животных реакция ухода и реакция действия являются условными рефлексами. Вспомним собаку И. П. Павлова, которая выделяла слюну, когда слышала звук звонка. У нас они тоже могут стать условными, если мы будем считать, что не отличаемся от собак И. П. Павлова.
И.П. Павлов и многие другие физиологи, руководствуясь «научными» принципами, рассматривали людей как животных. С точки зрения соматики, это неправильно. Человек — это не просто живое существо, более сложно организованное, чем, например, белая крыса. Человек обладает выраженной способностью к самосознанию и самоконтролю. Как только мы признаем силу самосознания, мы поймем, что можем уберечься от неизбежных стрессов. Не признать факт наличия человеческого сознания и его пользу — это значит приговорить себя к тому, чтобы жить и умереть по‑собачьи. Я считаю, что понимание силы человеческого сознания должно быть важнейшим постулатом науки. Характеризуя людей, как животных, наука отказывается от такого подхода. Мы все должны осознать это и использовать. Мы должны не только избегать заболеваний, но мы должны также признать ответственность человека перед самим собой и его полную автономию.
Лук и опасность «натянутой тетивы»
При икоте каждый применяет свое средство. «Наденьте бумажный пакет на голову и повторно вдохните уже выдохнутый воздух». Или: «Хлебните воды». Или: «Задержите дыхание, насколько возможно», — иногда эти приемы приносят пользу. Обычно же они не помогают. То же самое бывает при болях в спине. Друзья и врачи предлагают вам много способов лечения. Иногда они помогают, но чаще оказываются бесполезными. «У вас слишком слабая спина. Ее надо укрепить». «Ваша спина слишком напряжена. Ее нужно растянуть. Поэтому дотянитесь руками до пальцев ног». «У вас грыжи дисков. Нужна операция». «Все, что вам надо, — это сидеть откинувшись». «Все, что вам надо, — это выпрямить спину». «Это очень просто, спина слишком напряжена, мышцы живота ослабли, укрепите мышцы живота, и это решит проблему». Боли в спине встречаются почти у всех. Люди, однако, не в состоянии избавиться от этих болей. Они не понимают истинную суть изменений, лежащих в основе этих болей, и, следовательно, не разбираются в их причине. Вот почему рекомендуемое лечение, как правило, оказывается бесполезным.
В 99% случаев боли отмечаются в мышцах, связывающих позвоночник и грудную клетку с задней частью таза. Боли бывают в нижней части спины или в тазу, иногда и в том, и в другом месте. Иногда боли отмечаются лишь с одной стороны, иногда с двух сторон. Мышцы всегда болезненны. Единственная причина этих болей — избыточное сокращение мышц, вызванное рефлексами «зеленого света». Даже у человека с вполне нормальной спиной могут возникнуть боли, если он проведет 10 часов в поле, копая картофель или убирая хлопок. Мышцы‑разгибатели быстро утомятся, поднимая туловище. Но у человека, который целый день проводит в кресле, работая за чертежной доской или на пишущей машинке, тоже могут возникнуть боли в разгибателях, так как эти мышцы постоянно сокращены вследствие рефлекса «зеленого света», ставшего привычным.
Мышцы нижней части спины у этих людей будут твердыми. Они будут выгибать дугой нижнюю часть спины. Состояние, когда человек сидит, откинувшись назад, встречается у многих взрослых людей в настоящее время. Спина при этом выгнута дугообразно. Мышцы спины при этом натянуты, как тетива лука. Если тетива натянута слабо, то изгиб спины небольшой (рис. 22, а). Если тетива натянута сильно, то «лук» выгнут (рис. 22, б).
Когда мышцы‑разгибатели спины находятся в состоянии хронического сокращения, нижняя часть спины выгибается вперед, как дуга. Живот при этом выступает вперед и высота туловища уменьшается. Позвоночник становится короче. В результате задние отделы позвонков давят на задние отделы межпозвоночных дисков. Задние отделы дисков при этом вдавливаются в позвоночный канал (см. рис. 22, 6). Рентгеновские лучи не показывают мышечную ткань (тугая «тетива» ), они показывают только позвонки и утолщенные диски («лук»). Рентгенологи нередко ошибочно принимают выпячивание диска наружу за его грыжу или разрыв. Таким образом, они приходят к неправильному заключению о том, что структура позвонка нарушена.

Это ошибочно истолкованное изображение позвоночника приводит к неверным заключениям. Есть даже неправильное выражение: «Труд, который ломает хребет». Однако на самом деле позвонки редко ломаются. Но довольно часто позвоночник изгибается в форме лука. В мышцах при этом возникают боли, и развивается постоянное чувство усталости. Болят именно мышцы, а не диски и не нервы, как это принято думать. Если чувствительные нервы в нижней части спины на уровне четвертого и пятого поясничных позвонков сдавливаются из‑за избыточного сокращения мышц, то возникают боли не в спине, а в тазу или в ноге на стороне сдавления. Это — боли по типу ишиалгии. Они усиливаются из‑за сдавления дисков.
При выгибании позвоночника автоматически выдвигается вперед живот. Часто встречается и такая жалоба: «Сижу на диете и не могу справиться с выпирающим животом». Это выступание живота является следствием хронического сокращения мышц спины, а не результатом слабости мышц живота, как ошибочно считают некоторые врачи. Многие упорно думают, что надо укреплять мышцы, и тратят уйму времени на разного рода упражнения, включая приседания. Это приводит к еще большему сокращению мышц спины.
Типичное искривление в средней части тела обусловлено не «слабостью спины» и не «слабостью живота». Оно также не вызвано какими‑либо структурными нарушениями. Причиной является хроническое непроизвольное сокращение мышц, вызванное хронически включающимся рефлексом «зеленого света». Суть проблемы — в головном мозге, где локализуется рефлекс. Если научиться контролировать этот рефлекс, то боль и нарушения осанки исчезают. Однако сенсорно‑моторная амнезия мешает нам в этом. Мы уже не помним, что можно ощущать расслабление мышц спины. После многих лет страданий даже представление о «прямой» спине становится искаженным.

В течение последних 10 лет я никогда не встречал больного с болезненной и выгнутой спиной, который мог бы расслаблять мышцы. Все они неправильно представляют свою истинную осанку. На рис. 23, а и б, выводите, как искажается представление об осанке при типичном хроническом рефлексе «зеленого света». Выгнутое туловище кажется прямым.
Когда пациент научился расслаблять мышцы спины, то прямая спина кажется «опущенной».
Иногда требуется несколько недель для того, чтобы привыкнуть к правильному положению спины. Важно всегда помнить об этом, когда вы начинаете расслаблять мышцы в первых двух соматических упражнениях.

К началу страницы

Глава 11. Травма: роль повреждения

Я всегда спрашиваю своих клиентов, были ли у них когда‑либо переломы, несчастные случаи, хирургические вмешательства или другие события, требующие помещения в больницу. Кроме того, я всегда обращаю внимание на то, не наклонился ли больной в сторону. Иногда я прошу больного пройтись, внимательно следя за тем, нет ли у него каких‑либо признаков хромоты. Все эти наблюдения и вопросы преследуют одну и ту же цель. Они помогают мне определить, были ли у больного какие‑либо травматические повреждения.
Постепенное воздействие привычных рефлексов «красного» и«зеленого света» хорошо видно сбоку. Оно проявляется выгнутой спиной и выступающим вперед туловищем, как у пожилого человека. Но внезапный результат травмы лучше всего виден спереди или сзади. Он проявляется наклоном туловища вбок. Длительное воздействие стресса проявляется с обеих сторон. В этом случае наклон не соблюдается. Но травма действует на тело только с одной стороны — с той, где она произошла. Мышцы на этой стороне сокращаются и отклоняют тело в эту сторону.
Рефлекс травмы — это реакция чувствительно‑двигательной системы, направленная против боли. Это широко распространенный защитный рефлекс, такой же известный, как задержка дыхания при рефлексе «красного света» или выгибание спины при рефлексе «зеленого света». Если нас укусила пчела или нас укололи иглой, мы дергаемся. Это — рефлекс травмы. Если наше тело повреждается, то наблюдается сокращение мышц вокруг места повреждения — это тоже рефлекс травмы. Эти типы рефлексов травмы могут возникнуть в любой части тела — наверху или внизу, спереди или сзади, справа или слева. Они могут возникнуть на задней поверхности тела, усиливая эффект рефлекса «зеленого света», как это иногда бывает после хирургических вмешательств на позвоночнике. Если повреждение произошло не в центре тела, то сокращение мышц при рефлексе травмы будет наиболее явно определяться на одной из сторон тела, нарушая плавность походки и чувство равновесия.

Если имеется сколиоз, это значит, что была травма. Ортопеды часто игнорируют роль травмы как фактора, вызывающего сколиоз. Они придерживаются неправильной теории о роли генетического фактора, утверждая, что одна сторона тела растет быстрее, чем другая. Однако при деформациях генетического происхождения редко наблюдается сколиоз.
Сколиоз может быть в виде простой кривой, как буква С, может быть в виде кривой с двойным изгибом, как буква S (рис. 24, а и б). В последнем случае поясничный отдел позвоночника изгибается в одном направлении, а грудной отдел — в противоположном. Эти изменения имеют следующее происхождение. Повреждение происходит на одной стороне тела, сокращая мышцы таза и поясничного отдела позвоночника сильнее на одной стороне. При этом система сохранения равновесия автоматически тянет голову и верхнюю часть тела в противоположном направлении. На рис. 24, а и б, вы видите влияние рефлекторного мышечного сокращения у пациента с сенсорно‑мышечной амнезией. Независимо от того, является ли кривизна С— или S‑образ‑ной, причина всегда одна и та же. Травма с одной стороны тела вызывает рефлекторное сокращение мышц.
Рефлекс травмы может быть запущен при любом повреждении тела. В случае, изложенном в части 1 (история Барни), пациент сильно наклонялся вправо. За 3 года до этого он сломал бедро в автомобильной катастрофе. У Луизы было «заморожено» правое плечо, и она наклонялась вправо. До этого у нее была сломана рука. Харли упал с грузовика, повредив левое колено. После этого он хромал, наклоняясь влево.
Рефлекс травмы может быть и после хирургического вмешательства. Мышцы, прилежащие к месту повреждения, сильно сокращаются. Женщины, у которых была удалена молочная железа, ощущают хроническую тугоподвижность и болезненность в плече и в верхней части грудной клетки. Люди, которые подверглись хирургическому вмешательству на сердце, могут ощущать болезненность в мышцах грудной клетки. Люди, которые подверглись операции на почке, и которым был вставлен катетер, иногда ощущают непроизвольные спазмы мышц в нижней части живота и в верхней части бедра, в частности там, где был вставлен катетер. Примеры можно приводить бесконечно.
Рефлексы травмы также часто встречаются на одной из сторон тела после падения на бедро, после вывиха в голеностопном суставе или после перелома голени.
Весовая нагрузка, приходящаяся на поврежденную ногу, автоматически перекладывается на другую ногу. Это — не произвольное действие, а рефлекс, направленный на то, чтобы избежать боли, и своего рода «помощь» для поврежденной ноги. Портные и мануальные терапевты часто говорят своим клиентам, что одна нога у них короче другой. Однако из сотен людей, которым это говорилось, я не видел ни одного, у кого нога была бы действительно короче другой. В любом случае отмечалось хроническое сокращение мышц в центре тела. Это сокращение оттягивало бедро в какую‑либо сторону. Так было в случае с Харли. Существует огромное количество видов травмы, вызывающих различные последствия, от вывиха до паралича.
Различие между двумя сторонами тела так часто встречается, что мы перестаем его замечать. Многие врачи даже не видят, что у больных имеется искривление позвоночника, что они наклонены в какую‑либо сторону и что нижняя часть позвоночника у них выглядит как дуга вследствие воздействия рефлекса «зеленого света», что связано с риском ущемления седалищных нервов.
Ишиалгия часто вызывается давлением диска на седалищные нервы на уровне четвертого и пятого поясничных позвонков и первого крестцового позвонка. Эти чувствительные нервы проходят через таз на бедро и голень, достигая стопы. Одна из ветвей идет по боковой поверхности ноги, достигая большого пальца. Другая — по задней поверхности, достигая мизинца. При ущемлении нервов боль наблюдается по их ходу. Если имеется умеренное ущемление, то боль ощущается только в области таза и бедра. Если сдавление выражено сильно, то нерв ощущается, как раскаленная проволока, идущая к ноге. Боль нерва отличается по ощущению от боли в мышце, и трудно сказать, какая из них сильнее.
Ишиалгия, за исключением случаев, вызванных травмами и компрессионными переломами, — частое заболевание. Как и другие болезни адаптации, она непосредственно связана с количеством стрессовых и травматических воздействий, происходивших на протяжении человеческой жизни. Чем дольше мы живем, тем больше у нас шансов испытать стресс или травму. Поэтому ишиалгия часто рассматривается как болезнь старения. Но она может возникнуть в любом возрасте. И как болезнь адаптации, ишиалгия может быть предотвращена или излечена. Один из наиболее интересных аспектов моей работы как преподавателя соматики — это научить людей, как избежать ишиалгии или избавиться от нее. Мне часто приходится давать консультации по этому вопросу. В некоторых случаях благодаря этому больные с тяжелой ишиадгией сумели избежать хирургического вмешательства.
Как‑то булочник лет сорока обратился ко мне с жалобами на сильнейшие боли в левой ноге, доходившие до большого пальца. Он боялся предстоящего хирургического вмешательства даже больше, чем болей. После нескольких сеансов к нему вернулись нормальные ощущения и восстановился контроль над мышцами поясницы и левой части туловища. Боли исчезли вначале в ноге, затем в спине. Как выяснилось, межпозвоночный диск был не разорван, а лишь слегка выпячен из‑за непроизвольного сокращения мышц нижней части спины. После восстановления контроля над мышцами состояние вновь стало нормальным.
Чтобы отпраздновать свою победу над ишиалгией, он ежедневно перетаскивает в свою машину 40‑килограммовые мешки с мукой уже в течение трех лет.
В другом случае я работал с ковбоем, который не участвовал в конных состязаниях из‑за хронических болей в спине, отдававших в ногу. Десять дней спустя после трех сеансов переобучения он снова смог участвовать в соревнованиях.
Темой этой книги является чудесная способность человеческого сознания и центральной нервной системы к обучению и адаптации. Мы способны на гораздо большее, чем предполагаем.
По мере того, как мы узнаем все больше и больше о сложных функциях головного мозга и о его способности управлять нашим телом, защищать его и восстанавливать утраченные функции, мы все больше и больше восхищаемся этими способностями. Мы ощущаем себя менее зависимыми и менее беззащитными.
Оставаться сексуально и интеллектуально активными
Распространенный миф о старении заключается в том, что после кратковременного расцвета молодости мы неуклонно теряем умственные способности и половую потенцию. В действительности это не так. Однако в мифе есть элемент правды. Это относится к потере половой способности. Тем не менее надо считать доказанным тот факт, что в возрасте 50‑60 лет 98% мужчин сохраняют половую активность. Разумеется, возможное число оргазмов, которое может испытать какой‑то субъект в течение определенного периода, в молодости выше. Однако, по данным Кинси, спад половой активности даже в очень пожилом возрасте может быть минимальным. Это было доказано результатами исследований и опросов тысяч людей. Сексуальная активность женщины достигается позже, чем у мужчины, — в возрасте 20‑30 лет. Она может сохраняться и после 60 лет. По данным вышеупомянутых исследований, половая активность у женщин сохранялась после 50 лет в 98% наблюдений. По другим данным, 91% мужчин в возрасте 60‑69 лет и 81% женщин в этом же возрасте сохраняли половую активность. Эти и другие показатели опровергают миф о развивающемся с возрастом упадке половой активности. Действительно, происходит ее возрастное уменьшение, но это — небольшое уменьшение. Большинство опрошенных ответили, что половая жизнь в их —возрасте доставляет им много радости. Одна из опрощенных, 83‑летняя женщина, заявила: «Половая жизнь может продолжаться до бесконечности».
Миф о старении и снижении сексуальности часто сопровождается мифом об упадке с годами умственных способностей. Вначале, опираясь на систему тестов, считали, что пик интеллектуального развития приходится на 16 лет. В двадцатые годы говорили, что пик приходится на 13 лет, и после Этого дальнейшее умственное развитие не происходит. Позднейшие наблюдения показали, что на самом деле различные интеллектуальные функции изменяются с возрастом по‑разному, и картина гораздо сложнее. У некоторых людей вообще не происходит снижения интеллектуальной активности и умственных способностей с годами. Мы хорошо знаем, что некоторые пожилые люди говорят: «Я уже не так хорошо соображаю» или «У меня уже не та голова, что раньше». Действительно, в пожилом возрасте может быть потеря памяти по типу болезни Альцгеймера. Наблюдая смену поколений в двадцатом веке, некоторые утверждают, что последние интеллектуально выше, чем предыдущие. Но является ли это следствием разницы в возрасте или обусловлено какими‑либо другими факторами, например разницей в уровне развития культуры и образования?
На этот вопрос не было получено удовлетворительного ответа до тех пор, пока не было предпринято специальное исследование в виде проверки интеллектуальных способностей у большой группы взрослых людей на протяжении длительного периода — в течение 20‑30 лет. Было установлено, что пик умственных способностей вовсе не приходится на 16 лет. Различные аспекты умственной деятельности имеют свои возрастные пики развития. Так, например, способность к счету достигает максимума к 32 годам, способность к логическому рассуждению — к 39 годам, способность к речи — к 46 годам, понимание собеседника — к 53 годам. Очевидно, что старение не является периодом упадка интеллектуальных способностей.

\К началу страницы

Глава 12. Ожидание: роль интеллектуального подхода

«Ожидание» — это одно из наиболее важных слов в английском языке. Его значимость обусловлена одним из главных факторов нашей жизни — временем.
Мы живем во времени. Минута идет за минутой. Год идет за годом. Жизнь и старение — это фактически идентичные понятия, так как мы живем во времени. Настоящее переходит в будущее, и этот переход сопровождается ожиданием. Ожидание — это то, что переносит нас из настоящего в будущее. Ожидание совпадает с направлением потока времени, как нос корабля обычно указывает направление, в котором идет этот корабль.
Выражение «сбывающееся пророчество» указывает на то, что происходит именно то, чего мы ожидаем.
Ожидание играет очень важную роль в нашей жизни. Рассмотрим действие плацебо. Слово «плацебо» — латинского происхождения. Оно обозначает «я угождаю» и взято из терминологии католической церкви. Священники часто используют выражение «богоугодный» или «угождать Богу». В XIX веке его стали употреблять врачи. Так обозначали средства, которые дают больному не для того, чтобы лечить его, но для того, чтобы они ему понравились. Эти вещества, не давая лечебного эффекта, были предназначены для того, чтобы больной поверил, что такой эффект существует. Если, например, больной верит, что сахарная пилюля поможет, то ему покажется, что она помогает. Это и есть эффект плацебо.
Профессиональные медики уверены, что те методы, которыми они владеют, решают все проблемы больных. Это опровергается эффектом плацебо.
Эванс провел серию опытов, направленных на уменьшение боли, сравнивая эффект морфина с эффектом не содержащего лекарственных препаратов порошка плацебо. Результат был потрясающий. Плацебо в 56% случаев оказалось таким же эффективным, как морфин. Что же вызвало такой обезболивающий эффект? Только одно: ожидание.
Почти такие же результаты были получены при сравнении плацебо с аспирином (54%), кодеином (56%) и дарвоном (45%). Эффект плацебо был постоянным, вне зависимости от того, с эффектом какого обезболивающего средства он сравнивался. Но действие плацебо не сводилось лишь к уменьшению боли. Плацебо влияло на деятельность надпочечников, на спазм венечных артерий сердца, на выраженность астмы, на число эритроцитов, на ход раковой болезни, на простуду, на кашель, на диабет, на лихорадку, на секрецию желудка, на головную боль, бессонницу, на рассеянный склероз, на действие противозачаточных средств, на паркинсонизм, на сужение и расширение зрачка, на активность сосудов, на дыхание, на действие вакцин, на ревматоидный артрит, на морскую болезнь и т. д. Это перечисление подтверждает соматическую точку зрения, согласно которой человеческое сознание — это составная часть саморегулирования человеческого организма.
Воздействие ожидания так постоянно и так широко распространено, что фармацевтическая промышленность использует это при испытании лекарств. Ни испытатели, ни те, на ком проверяется действие лекарств, не знают, в каком случае было дано настоящее лекарство, а в каком — плацебо. Таким образом, плацебо должно рассматриваться как мощное терапевтическое средство, используемое в особых целях. Положительные и отрицательные стороны его действия следует оценивать в ходе специального исследования. Такова точка зрения Эванса.
Однако эффект плацебо проявляется не только в фармакологии, но и в хирургии.
В одном из классических медицинских исследований «Хирургия в роли плацебо» Бичер описал, каким образом хирургия, основанная на эффекте плацебо, может уменьшить боль при стенокардии. Обычная хирургия основана на разрезе кожи и перевязке артерии. Однако при этом хирурги разделяются на две группы. Одни производят разрез кожи и перевязку артерии, другие ограничиваются разрезом кожи. Результаты, полученные при сравнении двух методик, были удивительны. Так, если применялся лишь разрез кожи, в 100% случаев у больных отмечалось увеличение способности выполнять физические упражнения и уменьшалась потребность в обезболивающих средствах и в нитроглицерине. Спустя 6 месяцев эффект сохранялся. У больных, которым, кроме разреза, выполняли и перевязку артерии, такое улучшение было достигнуто лишь в 76% случаев. Эффект плацебо также проявляется при психотерапии, основанной на биологической обратной связи. Тревожные состояния, отек, тахикардия, спазм сосудов, страхи и депрессия также успешно снимаются с помощью плацебо. Очевидно, что фактор ожидания очень важен при лечении любого заболевания.
Возникла даже наука под названием психонейроиммунология. Достигнуты результаты, которые раньше считались невозможными. Иммунная система вовсе не изолирована по своему действию от других систем. Она работает в тесном взаимодействии с центральной нервной системой. Кроме того, как оказалось, эмоции пускают в ход определенные механизмы, воздействующие и на иммунную систему.
Новая наука психонейроиммунология концентрируется именно на изучении этих процессов.
Основной рабочий тезис этой науки состоит в том, что состояние человеческого сознания, в частности ожидание, влияет и на центральную нервную систему. Это совпадает с соматической точкой зрения о том, что наши представления о нашем теле могут существенно повлиять на его состояние и на наше здоровье. Если мы ожидаем, что наш организм будет здоровым и нормальным, то он, вероятно, таким и будет. С другой стороны, ожидание может способствовать развитию опасного и вредного мифа о том, что старение неизбежно влечет к структурным и функциональным нарушениям. В этом случае, если таких нарушений ожидать, то они могут возникнуть с большой долей вероятности. Пророчество становится самовыполняющимся. Чего мы ждем, то и происходит.
При достижении определенного возраста мы начинаем ощущать некоторый дискомфорт. Очень важно, как мы его расцениваем. Если мы рассматриваем его как признак серьезной болезни, то мы «сдаемся» на волю судьбы. Ожидать болезнь в данном случае — значит хотеть ее. Такое ожидание высвобождает опасные реакции в головном мозге и в иммунной системе.
Если наши мышцы постоянно сжимаются в ожидании худшего, то мы хронически усиливаем чувство дискомфорта, делая его постоянным. Улучшение самочувствия становится невозможным. Известный специалист профессор Ян Викрамасекера долго изучал проблему ожидания отрицательных событий. Его заключения относятся к таким состояниям, как боль в нижней части позвоночника, диабет, сердечно‑сосудистые заболевания, заболевания опорно‑двигательного аппарата. В соответствующих случаях ожидание плохого способствует развитию патологического процесса. Становится ясно, что миф о старении — это не только вера в возникновение болезней, связанных со старением. Миф может быть и действительной причиной этих болезней. Отвечая на явления дискомфорта осознанием их сути и сознательно противодействуя им, мы можем предотвратить заболевание, повреждение или функциональные расстройства и не дать им превратиться в постоянное явление.
Короче говоря, если мы представляем себе все, что происходит в нашем теле, мы можем использовать положительные средства воздействия, такие, как соматические упражнения, для того, чтобы улучшить саморегулирование нашего организма и предотвратить «неизбежные проявления» старения.
Научиться пить из колодца
Слово «стареть» в английском языке в известной степени означает и «расти».
Очень странно, что такое слово может иметь два противоположных значения. Это показывает, что характеристика человеческой жизни не может быть ни предопределена, ни запрограммирована., а также что ход человеческой жизни не зафиксирован заранее, а может быть изменен.
Двойственность в терминологии определяет и двойственность человеческого представления о жизни. Жизнь может вести к росту и укреплению, но она может вести и к упадку и дегенерации.
По происхождению в английском языке слово «старение» может обозначать не только упадок, но и рост. Это лингвистическое положение вытекает из происхождения слова. Эта концепция в течение тысячелетий лежала в глубине нашего языка, ожидая повторного открытия и подтверждения. Мы должны думать о старении как о процессе, который имеет два противоположных значения: расти и приходить в упадок.
Ожидание в известной мере предопределяет будущее. По прошествии длительного срока один человек может с улыбкой сказать: «Вот то, чего я ожидал», а другой произнести эти же слова с гримасой печали и сожаления. Оба получили именно то, что они ожидали. Они не могли представить себе, что может произойти что‑нибудь иное.
Время — это валюта, которую расходует сама жизнь. Мы не можем ждать в нерешительности 60 лет, размышляя над тем, чего же нам ожидать. Через 60 лет будет слишком поздно.
В этой ситуации мы видим правду о человеческой жизни. Будем ли мы крепнуть или приходить в упадок, ход нашей жизни — это не известный факт, а ожидаемая возможность. То. как мы планируем потратить наше время, предопределяет, в известной мере, ход событий. Когда мы поймем, что вклад, который мы делаем в нашу жизнь, похож на любой другой вид вклада, то мы по‑новому взглянем на него.
Нелишне сказать, что то, что мы вкладываем в нашу жизнь, определяет и то, что мы от нее получим. Мы должны думать вкладе в жизнь не менее серьезно, чем о вкладе в какое‑либо финансовое предприятие или в другой вид бизнеса. Многие люди не задумываются о будущем своего организма. Во всяком случае, они думают о нем меньше, чем о материальных ценностях. Конечно, они получат свою награду. Но следует подумать о том, что получит человек, если он завоюет весь мир, но потеряет свою душу и свое тело.
Но жизнь не должна идти своим путем. Мы достаточно знаем об отрицании для того, чтобы понять, что «сома», которая включает и душу, и тело, может «увеличиваться», «развиваться», становиться «выше» и «глубже» частично и потому, что мы питаем ее счастливым ожиданием.
Человек, который знает, что он или она растет и развивается — это тот человек, который обладает силой и выдержкой, чтобы перенести все неудачи и стрессы, встречающиеся в жизни всех и каждого. Такой человек знает, что неизбежные боли и нарушения функций, возникающие в теле, не являются неизбежными признаками старения и дегенерации. Они на самом деле просто типичные реакции приспособления, с помощью которых наш организм осуществляет саморегулирование и адаптируется к будущим условиям. Человек, который знает, что старение — это продолжающийся рост, обладает силой и способностью побеждать в борьбе с отчуждением, болезнями и выходить с триумфом из самых сложных ситуаций. Не смиряться с поражением, не поддаваться неудачам, не сдаваться — это значит пить из колодца, который содержит самый драгоценный напиток жизни — мудрость, которая является источником обновления и молодости.
Надо гордиться своим возрастом
Один из результатов мифа о старении — это презрение к пожилому возрасту и восхищение молодостью. Прославление молодости — это оборотная сторона ненависти к старению. Очень жаль, что эта точка зрения получила стол широкое распространение. Она непосредственно связана увеличением доли пожилых людей среди нашего населения.
Значит ли это, что сейчас стало больше людей, которые рассматривают свой возраст как нечто ненавистное и катастрофическое? Значит ли это, что они безнадежно тоскуют о молодости, которая никогда не вернется? Значит ли это, что они готовы сделать все, чтобы вернуть хотя бы подобие молодости, маскируя постыдные признаки старости для того, чтобы, по крайней мере, снаружи, скрыть неизбежные изменения кожи и волос?
Позвольте мне заявить категорически: презирать факт старения — это то же самое, что презирать жизнь. Это то же самое, что обнаружить полное непонимание самой сути жизни.
Молодость — это не то состояние, которое надо сохранить. Это — состояние, которое надо развить и продолжить. У молодости есть сила, но у нее нет умения. А ведь умение и опыт — это самая большая сила. У молодости есть быстрота, но у нее нет эффективности. А ведь в конечном итоге лишь эффективность помогает достичь цели. Молодости не хватает настойчивости. А ведь только настойчивость помогает решать сложные задачи и принимать верные решения. У молодежи есть энергия и ум, но она не обладает способностью принимать верные решения, правильно судить о том, как использовать эти качества. Молодость заполнена генетически запрограммированными желаниями, но она не умеет добиваться их выполнения и ощущать красоту достигнутого. Молодость полна надежд и обещаний, но у нее нет способности оценить их свершение и выполнение. Молодость — это время сеять и обрабатывать посевы, но это не время сбора урожая. Молодость — это время невинности и незнания, но это — не время мудрости и знания. Молодость — это время пустоты, которая ждет, чтобы ее заполнили, это время возможностей, которые ждут реализации, это начало, которое ждет своего развития.
Короче говоря, молодость — это состояние роста во всех направлениях. Если мы не поймем, что жизнь и старение представляют собой процесс роста и прогресса, то мы не поймем основные принципы жизни. Мы не поймем и суть молодости, которая заключается в бурном стремлении к росту и развитию во всех направлениях. Именно теряя это стремление, мы забываем основные принципы жизни и внушаем себе ложное и поверхностное представление о. молодости.
Головной мозг обладает потрясающей способностью к неограниченной адаптации к обучению. Не ожидать роста и развития в любом возрастном периоде — это значит не понимать значения этого процесса. Это не значит не выполнить поставленную Богом задачу — жить полной жизнью. Ожидая чего‑то другого, мы грешим против жизни и нарушаем биологические принципы.
Мы приближаемся к новому историческому моменту, когда свыше 1/4 жителей будут в возрасте 65 лет и старше. Мы должны пересмотреть наши взгляды и понять, какие большие возможности открываются перед людьми в любом возрастном периоде. В нашем пристрастии к молодости, и в наших отчаянных усилиях «подделать» наш возраст, мы слепо не замечаем многих открытий, свидетельствующих том, что старение — это продолжающийся процесс роста, достижений, удовлетворения и удовольствия. Моя основа, цель заключается в том, чтобы представить научные данные об открытиях, которые могут освободить нас от страха старения. Страх перед наступлением старости является результатом незнания, и за это незнание не следует цепляться, как не следует цепляться и за миф о старости. Благодаря лабораторным и клиническим исследованиям, а также разработанным нами и описываемым в части 3 данной книги соматическим упражнениям мы можем переосмыслить наши уже сложившиеся представления о старости. Это переосмысление должно основываться не на более частом обращении к врачам, а также не на госпитализации в больницы и дома для престарелых. Оно должно опираться на самосознание и саморегулирование. Люди должны научиться управлять процессами, которые происходят в их организме.
На данном этапе развития общества мы нуждаемся в новых программах для медицины. Эти программы включают и программу соматических методов, обеспечивающих внутренний контроль над нашими физиологическими и психологическими функциями.
Соматические упражнения должны стать частью нашей повседневной жизни. Они должны проникнуть в наши души и тела.
Мы живем в эпоху программ, причем программы даже более важны, чем техническое оборудование. Компьютеры полностью бесполезны без программ. Только правильно составленная программа позволяет правильно решать задачи кибернетики и раскрывать тайны.
Точно так же правильная методика и правильное понимание сути соматических упражнений являются ключом к раскрытию тайн центральной нервной системы.
Последствия сенсорно‑моторной амнезии можно не только преодолеть. Их можно также избежать. Наше тело — источник постоянной производительности. Мы должны относиться к нему с чувством гордости и удовлетворения. Я считаю, что самое главное — это гордиться своим возрастом. Мы должны быть счастливы тем, что жизнь продолжается. Каждый человек научится рассматривать старение как некое обещание, которое надо выполнить. Старость должна быть временем надежды на счастье и свершение надежд.
Мы должны всегда помнить об этом. Эта точка зрения должна внедряться в сознание всех, в том числе пожилых, людей. Основной проблемой геронтологии является не увеличение удельного веса пожилых людей среди населения, а изменение точки зрения на эту проблему.
Я предвижу появление новых возможностей. Ведь у пожилых людей большие опыт, стремления и упорство, у них развиты способность к правильным суждениям, а также умение доводить дело до конца.
Человечество меняется. В настоящее время процесс перемен ускоряется. В этом кроется как опасность, так и надежда.
Мы должны упорно идти вперед с надеждой на лучшее будущее. Мы сами должны делать наше будущее. В этом заключается свобода человека. И, в конце концов, мы дождемся того, что миф о старении будет заменен другим, более радостным. Надо признать, что в глубине души люди верят мифы и даже строят свою жизнь в соответствии с этим. И мы увидим, как из пепла старого мифа возникает новый миф. Он основан на вере в то, что вся жизнь — это непрерывно продолжающийся процесс роста и развития.
Даже краткие размышления на эту тему показывают, что эти перспективы очевидны. Наиболее знающая и опытная часть населения должна быть источником надежного руководства и впечатляющих способностей. Учитывая, что разработанные нами методы позволяют предотвратить сенсорно‑моторную амнезию, надо полагать, что эти прогнозы сбудутся. Огромные возможности человеческого мозга являются гарантией того, что качество человеческой жизни значительно улучшится, когда мы овладеем искусством управлять внутренними процессами, происходящими в нашем организме.
Сказать, что старость — плохое время, то же самое, что сказать, будто жизнь — это плохое время. И жизнь, и старость — это часть общего космического хода событий, захватывающего Вселенную.




К началу страницы

Навигация по книге

Искусство не стареть. Как вернуть гибкость и здоровье
Искусство не стареть. Часть 1. Рассказы о сенсорно‑моторной амнезии.
Искусство не стареть. Часть 2. Как проявляется сенсорно‑моторная амнезия.
Искусство не стареть. Часть 3. Программа соматических упражнений.
Искусство не стареть. Часть 4. Соматические упражнения

К началу страницы